Семинары и конференции 2017
Предельные фиксированные цены на лек. средс.
Спортивная медицина
Мед.товары на экспорт
Новости
Полезные статьи
Будь здоров!
Объявления
Отзывы и пожелания
Медицинские печатные издания
Последние объявления
18.12.17 Компания ООО" Welpharm star trade" приглашает на работу медицинских представителей...
13.12.17 Мед представитель по Ташкентской области (Представительство Sandoz)
12.12.17 Местная фармацевтическая компания SHAYANA FARM в связи с открытием...
12.12.17 Медицинский представитель по г.Ташкент
12.12.17 Продукт Менеджер
12.12.17 В фармацевтическую компанию ООО "АТМ PHARM" требуется МАРКЕТОЛОГ
12.12.17 Требуются МЕДИЦИНСКИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ по г.ТЕРМЕЗ, УРГЕНЧ, КАРШИ, БУХАРА, САМАРКАНД...
12.12.17 В компанию ООО "АТМ PHARM" требуется Медицинский представитель по г.ТАШКЕНТ и...
Все обьявления
Опрос
Афоризм о здоровье
Люди имеют право на болезнь... Болезнь – это способ выразить что-то. Когда человек не может выразить это словами, чувствами, тогда берет слово болезнь.

Франсуаза Дольто
Анекдоты
- Доктор, мне кажется, я простыл, мне холодно...
- Вы не простыли, вы остываете...
Популярные теги
Стоматология, Вакцинация, Новый объект здравоохранения, Здоровье матери и ребенка, Научно-практическая конференция, ВИЧ/СПИД, Туберкулез, Выставки, Новости регионов, Рак, Мероприятия, проводимые в стране, Сердце, Новая разработка, Витамины, Благотворительность
Все теги
Наша кнопка
Код нашей кнопки
Прайс-листы
оптовых цен
Рекомендуем прочесть
Быс­тро най­ти нуж­ное ле­карс­тво по­мо­жет Apteka.uz
Ут­вер­жде­ны пре­дель­ные це­ны ле­карс­твен­ных средств и из­де­лий ме­ди­цин­ско­го наз­на­че­ния
Ут­вер­жде­ны пре­дель­ные кон­трактные, оп­то­вые и роз­нич­ные це­ны на им­пор­тные ле­карс­тва и ме­ди­цин­ские из­де­лия
Ус­та­нов­лен по­ря­док вы­да­чи ре­цеп­тов для ль­гот­но­го от­пус­ка ле­карств
Су­щес­тву­ет ли риск при­об­рес­ти фаль­си­фи­кат в оте­чес­твен­ных ап­те­ках?
Ут­вер­жден но­вый Пе­ре­чень ме­динс­тру­мен­тов, зап­ре­щен­ных к мно­го­ра­зо­во­му ис­поль­зо­ва­нию
"Оте­чес­твен­ным ле­карс­твам не хва­та­ет рек­ла­мы" - мне­ние уз­бек­ских фар­ма­цев­тов
Сайт "APTEKA.uz" - по­бе­ди­тель Ин­тер­нет-фес­ти­ва­ля 2014 по вер­сии WWW.UZ!
Из­ме­нен по­ря­док по­лу­че­ния ли­цен­зии…
Про­фи­лак­ти­чес­кие при­вив­ки: ка­кие нор­мы су­щес­тву­ют в Уз­бе­кис­та­не
Гороскоп здоровья
Вход в личный кабинет
Логин:
Пароль:
Регистрация
Клавдий Гален "О назначении частей человеческого тела"

Книга шестнадцатая. О нервах, артериях и венах

ГЛАВА I

263. Уже раньше при истолковании частей тела не раз поднимался вопрос об общих всему телу органах, а именно: об артериях, венах и нервах. Мне показалось желательнее не говорить о них только отрывочно, но объединить воедино все, что их касается, и добавить то, чего не хватает в наших предшествующих объяснениях. Ясно, что и здесь наше изложение будет основываться на том, что уже раньше было доказано: что головной мозг есть начало нервов, сердце — артерий, а печень — 264. начало вен. Так как эти органы должны были распределиться по всему телу, слушан меня внимательно, когда я буду излагать правильность их распределения. Ведь если будет ясно, что одним частям было дано больше, другим меньше, в зависимости от значения каждой, и, если будет установлено, что это правило соблюдается для всего тела, мы воздадим хвалу Гиппократу за то, что он назвал природу справедливой. Если мы видим, что эти органы направляются в каждую часть в полной безопасности, мы назовем природу не только справедливой, но искусной и мудрой. Итак, конечно, совершенно безразлично, начинать ли изложение с мозга, сердца или с печени. В самом деле, замечания общие для всех трех начал должны быть высказаны обязательно одновременно, так как сама природа вещей не позволяет действовать иначе, даже если бы ты того хотел, так как замечания, касающиеся каждого из них, не могли бы быть присоединены к общим вышеуказанным, как бы это ни было желательно. Каковы же эти положения, общие для всех трех начал? Первоначальной целью было провести к 265. каждой части артерию, вену и нерв. Но так как некоторые части далеко отстоят от начал, не следовало создавать число начал столь же многочисленным, как число частей, и даже не следовало создавать их в большом числе, но лучше было вывести из каждого начала единый очень крупный орган, который представлял бы собой как бы ствол, а из этого ствола по мере его продвижения следовало отделить ветви, чтобы распределить их по соседним частям. Таким именно образом опытные в этом деле люди проводят и распределяют питьевую воду в городах. Присоединив одну самую крупную водопроводную трубу к источнику, они иногда распределяют эту воду по различным местам, прежде чем она дойдет до города, или если они имеют в виду только один город, они распределяют ее по всем кварталам так, чтобы ни один не испытывал недостатка в воде. Подобно тому как мы приберегаем наши похвалы, в особенности для тех, кто не только распределяет воду по всем частям, но распределяет ее наиболее справедливо, так мы будем хвалить и природу, если мы признаем ее справедливой во всех отношениях. Если существуют две справедливости, одна, — понятная обыкновенным людям, а другая — людям опытным, 266. и если природа явно выбрала последнюю, мы будем хвалить ее гораздо больше. Если ты хочешь узнать, в чем состоит эта справедливость, то послушай божественного Платона, который говорит, что вождь и артист, поистине справедливые, должны соблюдать равенство- в зависимости от достоинства заслуг каждого. Так и городские воды распределяются по всем кварталам в неравном количестве и в неравном весе. Общественные бани, некоторые рощи, посвященные .богам, получают большее количество; фонтаны же на перекрестках и частные бани получают меньше.

ГЛАВА II

Но пора рассмотреть искусство, первоначально проявленное природой при этом распределении в живых существах. Ведь в сердце берет начало одна крупная артерия, которая, подобно стволу, делится на сучья и многочисленные ветки. Вена же, называемая полой, выходя из вогнутой части печени и направляясь вверх и вниз, похожа на двойной ствол, потому что в человеческом 267. теле одна часть вены выше печени, другая — ниже. То же самое ты увидишь и в отношении артерии, берущей начало в сердце, что она делится на две неравные ветви: одна, большая, направляется вниз, потому что эта часть тела более крупная, тогда как другая, меньшая, распределяется в частях, расположенных выше сердца. Другой ствол, подобный только что названным, а именно спинной мозг, выходящий из головного мозга, посылает нервы во все части, лежащие ниже головы. Было бы удивительно, если бы ни артерия, ни вена, ни нерв не возвращались к своим собственным началам. Но вот что еще удивительнее: многие ветви каждого вида отделяются от своего начала, чтобы распределиться вдали от него, как мы это сказали, однако очень небольшое число сосудов ж очень небольшое число нервов делают поворот и возвращаются назад, что бывает при двойном беге, и это происходит не бесцельно, не случайно, но ради замечательной целесообразности. В самом деле, если что-либо «дно среди очень многих ради полезной цели обладает строением, резко отличным от строения других частей, то 268. мудрая и помнящая о каждой частности природа, ясно обнаруживает в этом свою высшую справедливость и предусмотрительность. Кроме того, я вижу очень веское доказательство искусства природы в том, что только у начала нервов существуют боковые ответвления от ствола и это — ввиду необходимой целесообразности. Другое доказательство, и не меньшее, это то, что, несмотря на то что нервы идут во все части тела, нет ни одного нерва, который прикрепился бы к кости, к хрящу, к связке или к каким-либо железам, которых существует два вида. В самом деле, костное вещество расположено во многих местах, как опора и основание для других частей, а во многих других — в качестве стены и ограды: в этом заключаются два назначения костей. Хрящи смазывают некоторые части костей, чтобы сделать их гладкими, как, например, сочленения; иногда природа пользуется ими также в качестве умеренно эластичных тел. Вследствие этого было излишне наделять кости и хрящи ощущением и произвольным движением. 269. Связки, своего рода нити, связывающие некоторые части с костями, а кости — с другими частями, словно веревки, также не нуждаются ни в чем подобном. Не нуждается в нервах и жир, покрывающий наподобие жирного масла перепончатые и фиброзные части живого существа. Вот его происхождение и его польза: он образуется из жирной части крови, изливается из тонких сосудов и покрывает сухие и тонкие тела, чтобы постоянно увлажнять маслянистой естественной жидкостью эти тела, подверженные быстрому высыханию и затвердению вследствие длительного отсутствия питания, тяжелых работ или сильной жары. Субстанция желез, служащая для укрепления сосудов, там, где они разделяются, не требует для этой функции ни нервов, ни тем более ощущений и произвольных движений. Но железы, предназначенные вырабатывать жидкости, полезные живому существу, снабженные видимыми и нередко крупными венами и артериями, получают нервы наравне со всеми частями, которые я рассмотрю. 270. Природа создала у живых существ для произвольного движения род органов, называемых мышцами. Несмотря на то что нервы наделены двумя способностями,— я хочу сказать ощущением и движением, ни одна из других частей, получающих нервы, не двигается,— они только чувствуют; таковы, например, кожа, перепонки, оболочки, артерии, вены, кишки и матка, мочевой пузырь и желудок, все внутренние органы и один из видов желез. Нужно ли говорить о том, что органы чувств нуждаются в нервах, чтобы чувствовать. Относительно всех этих органов мы говорили раньше в книгах, в которых о них идет речь.

Теперь следует напомнить, что природа ни к одной из частей не прикрепила нерва напрасно, она их прикрепила к тем, которые нуждались только в ощущении или в произвольном движении и распределила она их далеко не случайно; тем, которые должны были обладать тонкой чувствительностью, она дала все мягкие нервы, тем, которые должны были пользоваться произвольным движением — все твердые нервы, а тем. которые должны были иметь и то, и другое,— оба вида нервов. Природа в своей предусмотрительности, как мне кажется, подготовила 271. для ощущения нерв, способный воспринимать впечатления, а для движения — нерв, способный действовать. Поэтому все органы, наделенные не только способностью к произвольному движению, но обладающие также чувствительностью, превосходящей чувствительность, общую всем органам, как, например, глаза, уши, язык, все эти органы имеют двойного вида нервы, т. е. мягкие и твердые. Мягкие нервы прикрепляются к части. которая является подлинным органом чувства, а твердые нервы идут к мышцам. Есть также мягкие нервы в желудке, в печени, во всех кишках и всех внутренних органах, а из всех костей — в одних только зубах, ввиду того что они непосредственно сталкиваются с телами и вместе с языком они должны были ощущать и определять вкус, как все остальные части полости рта. В самом деле, мы доказали ранее, что природа наделила высшей чувствительностью части, предназначенные к постоянным столкновениям с телами, которые режут, ломают, грызут, сильно согревают 272. и охлаждают или каким-либо образом вредят, чтобы живое существо, предупрежденное болью, могло защищаться и устранить вреднып предмет, прежде чем часть будет повреждена. Вот почему мягкие нервы прикрепляются к зубам, и весь кожный покров получает волоконца, отходящие от нервов каждой части. В самом деле, тогда как к каждой мышце подходит какой-нибудь нерв, кожа не получает специального и отдельного нерва, но из нижележащих частей к ней подходят нервные волокна, которые одновременно и связывают их с этими частями, и служат органами ощущения. Таковы общие замечания, приложимые ко всем нервам.

ГЛАВА III

Теперь следует приступить к рассмотрению отдельных частей. Прежде всего, так как существует большое различие в природе, положении и функциях частей тела, то лучше всего было, чтобы части, по необходимости предназначенные быть более чувствительными, чем другие, получили из головного мозга одновременно и более крупный, и более мягкий нерв: тогда как части, предназначенные для многочисленных и 273. сильных движений, нуждались также в более крупном, но более твердом нерве. Вот почему природа самым тщательным образом придерживается во всех частях того, чтобы ни один маленький или твердый нерв не подходил к части, нуждающейся в более тонкой чувствительности, ни крупный нерв — к той, которой не нужно ни чувствительности, ни сильных движений, ни мягкий нерв — к тем, назначение которых состоит в силе движений. К каждому глазу прикрепляется нерв более крупный, чем к какой-либо из самых больших частей. Нигде в другом месте нельзя увидеть также более мягкого нерва, потому что только глаза, несмотря на то что они очень маленькие органы, требуют ввиду важности их значения наиболее крупных и вместе с тем самых мягких нервов. Ведь из всех органов чувств глаз является наиболее совершенным. Он издали различает большинство предметов и наиболее важные качества, свойственные телам, как-то: цвет, величину, форму, движение, положение и в то же время расстояние, отделяющее их от глаз наблюдателя. Вообрази себе зерна проса, в большом количестве рассыпанные на земле, или еще 274. более мелкие тела, то, если ты прежде всего точно различаешь положение каждого из них, а затем и все вышеперечисленные обстоятельства, я думаю, ты будешь удивляться совершенству этого органа чувств и множеству услуг, оказываемых им живым существам. В самом деле, уничтожь этот орган чувств,— и ты не сможешь ни сосчитать просяные зерна, ни различить их цвет или их вещество. Он различает среди отдаленных тел те, которые движутся, и те, которые неподвижны, с одной стороны,— как они между собой соединены или, с другой стороны,— как они отделены друг от друга. Так как ощущение выражается в полученном впечатлении, а движение, двигающее нервы и мышцы в действии, то совершенно разумно, что мягкий нерв был прикреплен к глазу, важнейшему органу зрения, а твердый нерв — к мышцам, приводящим его в движение. Точно так же языку, столь же маленькой части, природа дала оба вида нервов: мягкий, чтобы определять вкусовые восприятия, твердый — чтобы он мог выполнять многочисленные и разнообразные движения. Природа провела к каждому уху 275. один мягкий нерв, а твердые нервы она провела лишь к тем, которые должны были двигаться. Нос получил мягкие нервы, так же как и зубы и все небо. Ведь эти части нуждались в тонкой чувствительности. Но если ты сравнишь эти тонкие нервы с нервами глаза, они покажутся тебе совсем твердыми и маленькими. Ведь, кроме всех уже отмеченных их свойств, зрительные нервы имеют еще видимые каналы, и ради этих-то каналов они были созданы утолщенными. Но ты не можешь достойным образом восхищаться природой в том отношении, что касается строения этих нервов, если ты не знаешь, как мы видим. Так что, если ты хотел бы с полным спокойствием проверить доказательства, данные мною как в других местах, так и в тринадцатой книге «О доказательствах», книге, в которой я доказал, что орган зрения заключает в себе светящуюся пневму, которая беспрерывно излучается из головного мозга, ты будешь удивляться строению зрительных нервов, полых внутри, чтобы воспринимать эту пневму, и восходящих по той же причине до самой полости головного мозга. В самом деле, глазные нервы берут свое начало в том месте, где оба передних мозговых желудочка оканчиваются по бокам, 276. и именно ради этих нервов существует этот зрительный бугор. Анатомы не оценили это прекрасное творение природы, потому что они не исследовали концы мозговых желудочков, не поняли, почему они так устроены, и не заметили, что начало глазных нервов соединяется с концами мозговых желудочков. Вот на этом основании глазные нервы, одновременно полые, очень крупные и очень мягкие, тогда как другие органы чувств имеют также крупные и мягкие нервы.

Руки и ноги совершенно отличны от названных частей в отношении функций, вещества и положения. Им свойственны действия сильные и энергичные, вещество их твердое и они очень далеко отстоят от головы. Поэтому головной мозг не посылает нервов в названные части, как и в органы в целом. Руки и ноги получают твердые нервы только из спинного мозга. Все остальные части, расположенные ниже 277. лица, получают нервы из спинного мозга, за исключением кишок и внутренних органов. а также органов голоса, так как некоторые из этих органов должны быть тесно связаны с головным мозгом. Еще другие органы, которые нуждались только в ощущении, имеют те же нервы, потому что они расположены вблизи них. Ведь было необходимо, чтобы в сердце и в печень входили нервы. так как было обязательно нужно, чтобы все начала способностей, управляющих живым существом, были связаны вместе, как мы это доказали в нашем очерке «О догматах Гиппократа и Платона». Желудок и особенно его устье должны были иметь нервы, потому что они нуждались, как мы это уже доказали, в более точном ощущении.

Далее, так как голос является самым главным из всех психических проявлений, так как он выражает мысли рациональной души (мозга), то необходимо было, конечно, чтобы и он приводился в действие органами, получающими нервы из головного мозга. Именно ради этих органов нервы, выходящие из головного мозга, отходят далеко от своего начала. Вместе с ними, как сказано, распределяются маленькие ответвления в кишкп, почки, селезенку, легкое и 278. пищевод. Об этих нервах мы поговорим несколько ниже.

ГЛАВА IV

Ради каких частей главным образом спускаются из головного мозга нервы, об этом мы побеседуем теперь, начиная с органов голоса. И здесь наше рассуждение будет опираться на наш труд «О голосе». В начале настоящего труда мы доказали, что нельзя установить назначение какой-либо части, не зная функции всего органа. Итак, ввиду того что гортань, первый и наиболее важный орган голоса, состоит из трех хрящей, что в центре ее находится надгортанник и что у него имеется около двадцати мышц, чтобы заставить ее действовать, ты должен исследовать, каким образом природа распределила по всем этим мышцам нервы, идущие из головного мозга. Из этих мышц одни имеют скорее поперечное положение, другие — косое, а третьи — прямое, а из этих некоторые имеют неодинаковое положение. Одни из них, беря начало в верхних частях, своими нижними концами приводят в движение некоторые части гортани. Другие же, наоборот, начинаются 279. ниже гортани и действуют своими верхними концами. Я считаю правильным, чтобы к нисходящим мышцам нерв спускался сверху, чтобы мышцы, восходящие из нижних частей, там же нашли и начало своих нервов и чтобы поперечным и косым мышцам было дано начало нервов, соответствующее их положению. Ведь уже раньше в нашем труде «О голосе» мы доказали, что мышцы, которые отходят от подъязычной кости и оканчиваются у щитовидного хряща, так же как и те, которые от двух хрящей идут к грудной кости, суть мышцы нисходящие и, наоборот, мышцы — двигатели черпаловидного хряща — мышцы восходящие. Итак, существуют четыре прямые мышцы, две наклонные в косом направлении и мышцы, соединяющие нижние концы черпаловидного хряща с вышеназванным,'— слегка наклонные. Кроме того, мышцы, соединяющие с пищеводом самый большой из трех хрящей, имеют поперечные волокна, наклонные в косом направлении, одни более, другие менее.

Ничто не мешает начать с того, что к этим мышцам 280. природа посылает две ветви от шестой пары нервов. Одна подходит к верхнему краю черпаловидного хряща и проникает внутрь самой гортани. Другая направляется к косым и боковым мышцам и также отделяет конечные веточки в мышцы, идущие к грудной кости. Это две пары нервов, идущих наискось; третья же пара нервов, внедряющаяся в мышцы, поднимающие черпаловидный хрящ, нуждалась в более высокой точке отправления и не могла начинаться от шестой пары на пути ее к желудку. Но природа нашла средство прикрепить и к этим мышцам нерв, опекающийся прямо из головного мозга сверху вниз. Эти нервы расходятся по всей гортани, один — с правой, другой — с левой стороны. Кроме того, конец этих нервов внедряется в мышцы, которые от подъязычной кости спускаются к грудной. Иногда он тянется до менее высоко лежащих мышц, которые, как я сказал, берут начало у черпаловидного хряща, подобно тому как иногда нервы 281. шестой пары внедряются в более высоко лежащие мышцы. У всех живых существ эти мышцы получают свои нервы только от этих пар, потому что им нужны нервы, которые, спускаясь из головного мозга, имели бы наклонное положение и служили бы голосу. Так справедливо и искусно устроила их природа.

Что касается трех остальных пар мышц гортани очень необходимых, как мы доказали, для рождения голоса, и имеющих, однако, прямое положение, при котором их головки находятся внизу, а их концы наверху, то им, конечно, нужно было послать нервы из нижней части. Но так как внизу не было головного мозга, то пришлось бы послать им нервы, выходящие из спинного мозга, причем из нижних его частей, так что природа, столь справедливая, была бы вынуждена допустить несправедливость в отношении одних только весьма важных органов голоса, не давая им нервов ни из головного мозга, ни даже из верхних частей спинного.

Посмотрим же, как она остроумно позаботилась о том, чтобы получить то, что было необходимо для 282. функций, и о том, чтобы не причинить ущерба мышцам, снабжая их нервами, менее совершенными, чем следовало. Вследствие этого природа решила дать им нервы, выходящие из головного мозга, как и все остальные поименованные нервы, и она взяла их у шестой пары, которая должна была снабжать ветками сердце, желудок и печень; но природа заставила нервы проделать двойной путь, направляя их сперва к частям, расположенным ниже гортани, а отсюда заставляя вновь идти вверх к своим главным мышцам. Ведь эти нервы не могли возвратиться назад, не делая поворота, поэтому природа была вынуждена искать для них нечто вроде столба, вокруг которого она бы обернула эти нервы, остановив их продвижение к нижним частям и положив здесь исходную точку их возвращения к гортани. Поэтому было необходимо, чтобы где-нибудь находилось прочное тело в поперечном или хотя бы в наклонном положении. Ведь нервы, идущие сперва сверху вниз, не могли возвратиться, не обогнув подобное тело. Но так как в области всей шеи не находилось ничего подобного, то природа была вынуждена довести эту пару нервов до грудной клетки и там 283. искать средство для сгиба. Как только природа нашла это, она заставила пары нервов обернуться и провела их вдоль шеи до гортани. Правда, она неодинаково согнула каждую пару нервов и, казалось, забыла о справедливости, дав одинаковым нервам неодинаковое положение. В самом деле, одну из двух пар природа опустила через грудную клетку на значительное расстояние, тогда как другую почти немедленно вернула к шее. Какова же причина этого различия? Это не различие нервов, так как они во всех отношениях одинаковы, но строение тех частей, по которым они проходят. В левой полости грудной клетки большая артерия, которая, как сказали мы, выходит из сердца в виде большого ствола, сперва поднимается наискось, затем, тотчас же разделившись, своей более крупной частью опирается на позвоночник, а другой, менее крупной, направляется кверху к ключице и оттуда посылает одну из своих ветвей в плечевую часть, в руку, левую сторону шеи и во все остальные части, расположенные там. Другую часть она поднимает к грудной кости и 284. там снова делит ее на две неравные ветви: одна левая, меньшая, образует левую сонную артерию; другая правая, более крупная, поднимается наискось и, продвинувшись немного, образует многочисленные разветвления. Ведь и одна артерия направляется к верхним частям грудной клетки. Другая спускается вдоль грудной кости к правой груди, а до них отделяется, поднимаясь вверх, правая сонная артерия; остальная же часть артерии, направляясь в косом направлении к началу первого ребра, распределяется в плечевой части, руке и правых частях тел.

Ввиду такого различия между правой и левой стороной грудной клетки вспомним, что вместе с сонными артериями спускаются оба нерва от шестой пары, прочно удерживаемые на месте соседними частями и общими оболочками. Итак, было необходимо довести и тот и другой нерв прежде всего до места зарождения той и другой артерии, о котором я говорил выше, затем от этих нервов отделить одну часть, 285. которая должна была вернуться к гортани. Но так как следовало, чтобы нервы изменили свое нисходящее направление на восходящее, им необходим был поворот. Какой же изгиб для того и другого нерва является наиболее благоприятным? Левый нерв не мог перегнуться в месте зарождения сонной артерии, так как часть большой артерии, восходящей к грудной кости, от которой ответвляется сонная артерия, почти перпендикулярна или имеет легкий наклон к правой стороне грудной клетки. Другая ветвь восходящей артерии, ветвь, идущая к левому плечу и руке, имеет почти такое же положение: она почти совершенно перпендикулярна, с легким наклоном влево. Итак, нерву не оставалось ничего другого, как обернуться вокруг ствола самой большой артерии, прекрасно приспособленного не только по своей величине, но и по крепости и по положению для пользы нерва. Итак, именно эту артерию выбрала природа и, обернув у ее основания ветвь шестой пары, заставила подниматься кверху 286. вдоль дыхательного горла, так что, как бы поддерживаемая им, она поднимается в полной безопасности к гортани. В правых частях грудной клетки не было подобного средства для поворота. Не ищи же несуществующего изгиба и не обвиняй природу, которая изобрела для того и другого нерва различные способы поворота; но посмотри, возможно ли было найти в левой части грудной клетки лучший изгиб, чем тот, на который мы указали. Ты не найдешь лучшего, так же как ты не сумеешь найти в правой части лучше того, который нашла природа. Каков же он? Трудно истолковать словами столь чудесное искусство. Трудно представить себе мастерство, проявленное природой при устройстве этого поворота, так что тот, кто этого не видел, подумал бы, что дающий объяснения скорее фантазирует, чем правдиво описывает. Но так как я разбирал остальные вопросы в своем изложении, я не стану бояться и этих объяснений.

Вспомни ту артерию в правой полости грудной клетки, о которой я говорил немного выше: ее положение наклонное, сперва она образует сонную артерию, имеющую восходящее направление, затем своей остальной частью наклонно подходит к первому ребру 287. Посмотри, можешь ли ты указать для поворота правого нерва, спустившегося через всю шею и прилегающего к сонной артерии до ее зарождения, более подходящую область для поворота, чем та, которую нашла природа. В самом деле, в том месте, где после образования сонной артерии, артерия отделяется и продолжает свой путь наклонно, и только в этом месте, хотя это и опасно, было возможно и необходимо согнуть нерв. Ведь если бы существовала другая область, лучшая, чем эта, то природа поступила бы лучше, обратившись к ней и оставив первую. Теперь же, за отсутствием всякой другой, и так как в правой части грудной клетки изгиб, о котором идет речь, возможен только там, где мы указали, природа, правда сознавая опасности, но вынужденная необходимостью, пустила в ход все средства, могущие обеспечить нерву ту степень безопасности, которую можно было ей дать. Прежде всего природа отделила от большого нерва нерв, возвращающийся к точке, где он соприкасается с косой артерией, затем, поместив его на верхней поверхности этой артерии, она повернула его на уровне угла, образовавшегося у начала сонной артерии,— ведь этот нерв проведен по наружной части данного сосуда; затем, обернув нерв вокруг наиболее крупного ствола у угла, образуемого этими 288. двумя сосудами, она начинает поднимать нерв отсюда вдоль внутренних частей сонной артерии, помещая его на правую сторону дыхательного горла. В том месте, где нерв поднимается после поворота, природа протягивает ему, словно руку для поддержки, ветвь от шестой пары, ветвь, которая, соединяя его с большим нервом, обеспечивает безопасность одновременно и при повороте, и при восхождении. С каждой стороны, и справа, и слева, изгиб находится под защитой ответвлений от шестой пары нервов, тех самых, которые она отделяет в этой области. Возвращающиеся в гортань нервы, о которых, идет речь в этом изложении, присоединяются к нервам, о которых я говорил выше, и которые, отделившись от шестой пары, идут вглубь гортани. Встреча возвратных нервов с этими последними наблюдалась мною почти у всех живых существ. Это очень ясно видно у медведей, собак, быков и подобных им животных, так как природа придает силу и крепость двум видам нервов, 289. благодаря их взаимному соединению. Мы уже раньше сказали, что переплетение между собой слабых тел способствует их крепости.

ГЛАВА V

Выше мы сказали несколько слов о нервах, входящих во внутренние органы и кишки. Теперь же следует еще добавить то, чего не хватает. Кишки получают порцию нервов из головного мозга, маленькую — во всех других частях, значительную — у входа в желудок, так как природа создала из него орган, требующий пищи, ввиду того что он, так сказать, приставлен у ворот ко всем органам, созданным ею для распределения пищи. Поэтому она спустила из верхних областей этот нерв, чистый и и не смешанный с другим твердым нервом, по дороге отделяя небольшой пучок этого нерва пищеводу, легкому и дыхательному горлу. В силу тех же высказанных соображений природа из той же пары нервов дала чистый нерв печени и сердцу. Все остальные органы, расположенные ниже диафрагмы внутри брюшины, также получают пучок этих нервов, 290. но не чистых, а смешанных с нервами спинного мозга, а нервы, идущие к корням ребер, получают спинной мозг из грудного отдела, а кроме того, и из двух или трех поясничных позвонков.

Продвигаясь, эти нервы смешиваются с остатками тех, которые спускаются к животу, и которые в свою очередь соединяются с нервами, выходящими из спинного мозга. И эта смесь снабжает нервами почти все органы, расположенные внутри брюшины, которые получают свою силу и крепость от смешанных нервов, выходящих из позвоночного столба, а от нервов, вышедших из головного мозга,— тонкую чувствительность, превосходящую чувствительность всех остальных частей.

Существует еще другое изумительное творение природы, неизвестное анатомам. Если природа собирается вести маленький нерв по длинному лути или употребить его для сильных движений мышцы, она прерывает его вещество более плотным телом, но в общем подобным ему. В самом деле, ты мог бы подумать, что видишь нерв, обернувшийся вокруг самого себя: на первый взгляд тебе покажется, что этот нерв вновь прибавлен и закручен вокруг этих нервов. При рассечении 291. же и внимательном осмотре ты увидишь, что это не есть добавленное и закрученное вокруг нерва тело, а это — непрерывное вещество, похожее на нервы, связанные со всех сторон, и совершенно подобное той части нерва, которая находится перед ним, и той, которая следует за ним. Эта субстанция, похожая на то, что называют «ганглием»— узлом, имеет целью укрепить и уплотнить нервы, так что участок нерва, который следует за ним, определенно кажется диаметром больше предшествующего ему. Ты увидишь, что эта субстанция имеется и в некоторых других частях, а в этих нервах, выходящих из головного мозга, ты встретишь ее не раз и не два, а шесть раз: первый раз — в шее, немного выше гортани, второй раз, когда эти нервы входят в грудную клетку, чтобы направиться к корням ребер, третий раз — там, где они выходят из грудной клетки. Если подобное тело встречается три раза с той и другой стороны тела, т. е. справа и слева, мы правильно сказали, что оно встречается там шесть раз. Мы достаточно сказали об этих нервах.

ГЛАВА VI

292. Теперь проследим распределение других нервов, выходящих из головного мозга и спускающихся в шею и к плечевому поясу. Природа могла бы воспользоваться мозгом шейных позвонков для образования всех нервов этой области, и не по забывчивости она напрасно вывела их издалека; но она прикрепила их к тем мышцам, которые одновременно занимают высокое положение и отводят лопатку в сторону головы. Итак, к первым уже упомянутым мышцам лопатки, мышцам широким, начинающимся у затылка и кончающимся у гребня лопатки, прикрепляется значительный нерв, выходящий из головного мозга вместе с теми, которые, как сказано, составляют часть шестой пары. Эти нервы спускаются к той же точке ради различных назначений, на которые я недавно указал. Они уклоняются к сторонам шеи, направляясь в этой области в подвешенном состоянии к мышце, к которой они стремились с самого начала. В самом деле, эти мышцы получают очень крепкий нерв не только по причине своей величины, но и ради усиленной работы 293., так как они поднимают кверху всю лопатку. Вслед за этими мышцами важные нервы были даны природой мышцам, вышедшим из первого позвонка и прикрепленным к приподнятой части лопатки, так как и эти мышцы обладают мощным движением. Многими началами нервов обладают мышцы, сообщающие голове вращательное движение, мышцы, концы которых доходят до грудной кости и до ключицы, ввиду того что их движение сложно и выполняется прямыми волокнами, расположенными одни за другими. Вот почему тотчас после выхода из черепа от этих нервов, направляющихся к крупным мышцам обеих лопаток, отходит ветвь в эти мышцы; затем подходят другие ветви через шейные позвонки, чтобы, вследствие того что каждое начало тянет к себе, мышца поочередно выполняла разнообразное движение. Таким образом, неизбежно получается, что начала движений мышц, расположенных в косом направлении, находятся в различных областях. Все по той же причине верхние части этих мышц получают несколько ветвей, подошедших сверху. 294. Таким же образом, наконец, две соседние с миндалевидными телами мышцы, а у животных с громким голосом — мышцы, прикрепленные к, нижнему краю подъязычной кости, и мышцы, которые у некоторых животных прикрепляются к верхним частям ребер первого хряща, получают нерв из головного мозга, потому что эти мышцы служат для образования голоса. Более того, другая пара тонких нервов подходит к корню языка. Нервы очень заметны у тех животных, у которых вышеуказанные мышцы очень небольшие. Эта пара нервов отделяется на уровне пары, обозначенной у Марина как шестая. Указанная пара существует у всех животных, в некотором отношении похожих на человека, но она, как это было сказано, проявляет себя там иначе. В самом деле, у животных, обладающих громким голосом, приспособленных для кусания, эти нервы ввиду крупных размеров мышц, прикрепленных к подъязычной кости, теряются в них. В других мышцах они оканчиваются скорее около гортани и корня языка.

Из числа твердых нервов, вышедших из головного мозга, 295. ни один не спускается ниже лица; все они распределяются или в мышцах лица, или в органах чувств. Выше мы говорили об их распределении. Излишне теперь напоминать о нем вновь; лучше перейти к спинному мозгу шеи, показав, каким образом природа осуществляет весьма справедливое распределение нервов в этой области.

Подобно тому как природа распределила среди некоторых частей, расположенных ниже лица, порцию нервов из головного мозга не напрасно и не как придется, но для указанных выше назначений, как я сказал, точно так же она ведет вверх к голове порцию нервов, вышедших из шейной области спинного мозга, порцию значительную у животных, имеющих большую височную мышцу, большие уши с легким и разнообразным движением; и, наоборот,— порцию, очень маленькую у живых существ, как например, у человека и обезьяны, у которых ничего подобного нет. У них и височная мышца маленькая, и уши почти неподвижны, если не считать совсем незначительного движения. Вот почему у этих живых существ к голове выходят только небольшие нервы, 296. два нерва — к задним частям, два — к боковым, распределяясь в коже и у каждой ушной раковины. Далее, так как у них около уха имеются только намеки на мышцы, то в эту область входят очень небольшие нервы. У животных, имеющих большие и очень подвижные уши, этот орган как бы окружен многочисленными мышцами, а потому и крупными нервами, которые там распределяются. Они отходят от второй шейной пары; так как нервы должны были направиться к самой головке мышц, то необходимо было, чтобы эти нервы поднялись снизу вверх. Вполне разумно, что к височной мышце,— природа поместила головку этой мышцы в области затылка у животных, у которых она очень большая,—• прикрепляется также часть нерва, идущего из шейной области через затылочную. Так расположена головка височной мышцы, особенно у животных, называемых плотоядными, и у тех, которые имеют большую челюсть. Ведь природа создала височную мышцу мощной 297. у этих животных, нуждающихся в крепкой мышце, одну для того, чтобы сильно кусать, другую — для поддержки своей челюсти. Тонкая и широкая мышца, приводящая в движение щеки вместе с углами рта, мышца, которую наши предшественники разрушали, снимая вместе с кожей, также свидетельствует о замечательном искусстве природы. Так как эта мышца имеет многие начала, оканчивается у щек и губ и приоткрывает рот в углах, то все ее волокна, а вместе с ними и нервы направлены к этим частям. Итак, вместе с волокнами, отходящими от отростка шейного позвонка, и поперечные нервы направляются через шейную область до передних частей, нервы очень крепкие и многочисленные, потому что перепончатая связка, заключающая в себе волокна, отходит от позвоночника, и, что самое главное, начало мышцы находится в этой области. Нервы той части мышцы, которая поднимается от лопатки и ключицы, менее крупные и следуют по тому же пути, что и волокна 298. Так как и с той и с другой стороны в каждом шейном позвонке существует одна только нервная ветвь и корень этой ветви направлен поперечно, то удивительно, каким образом ко всем волокнам мышцы, покрывающей части, расположенные перед началом этой ветви, прикрепляются нервы, которые при своем восхождении осуществляют повороты, искусно придуманные природой, одни вокруг мышц, артерий или вен, другие через оболочки с просверленными узкими отверстиями, равными диаметру нервов. К косым волокнам косые нервы прикрепляются свободнее. По отношению к тем, которые выходят из позвоночника из задней области, дела природы вызывают еще более сильное изумление. Ведь нервы должны были выйти из позвоночника заодно с волокнами, как это и имеет место в действительности. Увидав все это, можно подумать, что они выходят из самых костей позвоночника, но это не так. Ведь началом этих нервов является мозг шейных позвонков, который пропускает их через межпозвоночные отверстия позвонков, расположенные с боковой стороны, 299. потому что для выходящих из спинного мозга нервов существует одна начальная точка с каждой стороны каждого позвонка. Природа искусным образом распределяет эти нервы тотчас по их выходе вдоль поперечных апофизов, приведя поперечные нервы к передней и задней области шеи и несколько сгибая другие, являющиеся прямыми, наклонными или косыми. Это разнообразие встречается в некоторых продолжениях нервов. Но тщательное рассечение делает его еще более удивительным и поразительным по отношению к нервам, вышедшим из позвоночника, и это творение, одно из самых важных творений природы, неизвестно тем, кто является наиболее искусными в деле рассечения. В самом деле, если они совершенно не знают эту мышцу, то каким образом они могли бы знать нервы, прикрепляющиеся к ней? Природа, беря от каждой пары шейных нервов, за исключением первой и второй, ветвь, направляет ее к задней части наискось по глубоко лежащей области до корня остистого отростка, отсюда она ведет ее вверх 300. при помощи этого отростка до вышеназванной связки, широкой и тонкой наподобие оболочки; затем, прободав в этой тонкой оболочке очень узкие отверстия, равные объему нервов, она возвращает эти нервы в переднюю часть, проходя через шейную область. Если ты удалишь промежуточные мышцы, то увидишь, что каждая ветка нервов тотчас же по своем выходе из спинного мозга сперва направляется наискось назад к глубоким мышцам шеи, затем возвращается вперед и располагается поверхностно под кожей, сохраняя свое поперечное положение, затем идет по широкой связке, так как природа пользуется ею для всякого рода услуг, через отверстия которой эта ветвь проходит на возвратном пути. После этого нервы, сросшиеся с этой оболочкой, поддерживаются ею и продвигаются вместе с ней. Все остальные части этой широкой и тонкой мышцы, существующей с каждой стороны, выстланы нервами. Части кожной мышцы, которые от основания ушей идут вдоль щек над жевательной мышцей, пользуются нервами, вышедшими .из слепого отверстия; эти нервы имеют направление такое же, как находящиеся в этой области волокна, и более близкое начало. 301. Это удивительное творение природы было неизвестно анатомам, как и многие другие совершенные устройства, придуманные природой в строении живого существа. Так, например, три пары мышц, отводящие назад шею и голову, четыре другие, которые в сочленении головы с первым и вторым позвонком, оттягивают назад одну голову без шеи, и некоторые иные, расположенные с каждой стороны, были неизвестны врачам.

Природа, как я раньше доказал, ничего не создала без пользы. Она создала спинной мозг в качестве начала нервов, приводящих в движение все перечисленные мышцы, приспособляя путь каждого нерва к движениям мышц. Это правило соблюдается ею во всем организме живого существа. Ведь подобно тому, как к мышцам шеи путь идет снизу вверх, потому что эти мышцы тянут голову вперед, так и обе мышцы, которые отводят лопатку назад в сторону спины, имеют нервы, начало которых расположено в области остистого отростка позвоночника и которые продвигаются, ветвясь, до 302. лопатки. Природа ведет нервы этих мышц через довольно глубоко лежащую область. Она прикрепляет их к головкам этих мышц, а следуя тем же путем, поднимает их выше и возвращает, соблюдая косое положение. Точно так же крупная большая мышца, которая следует за ними, и которая, сросшись с нижним краем лопатки, оттягивает эту лопатку вниз своими связками, затем, поднимаясь через подмышечную впадину, тянет также плечевую кость; ты увидишь, что все нервы имеют то же направление, что и волокна, главным образом, когда эта мышца восходит вдоль ребер к подмышечной впадине. Если, удалив весь кожный покров с грудной клетки, ты захочешь исследовать направление нервов, ты увидишь, что оно далеко не простое и не единое, но весьма разнообразное. Нервы, спускающиеся сверху, распределяются в коже ив оболочках. Что касается самих лежащих ниже мышц,— мышцы, о которой идет речь и которая является самой крупной, наконец, тонкой мышцы, идущей вслед за ними, которую анатомы также не знали, то ни одна ветка нервов не прикрепляется к ним по ошибке. Можно видеть 303. нервы, идущие параллельно и распределяющиеся по обе стороны в частях, которые им свойственны.

ГЛАВА YII

Ты увидишь многие другие мышцы в грудной клетке, а также в шейной области, из которых одни получают нисходящие, а другие, наоборот, восходящие нервы. Нервы распределяются, направляясь к концам мышц, к тому месту, где эти мышцы приводят в движение части. Мышца, которая от ложных ребер и от грудного соска поднимается к плечевому суставу, находится, как это можно видеть, очень близко от мышцы, спускающейся от шеи и расширяющей передние части грудной клетки, так же как и та мышца, которая расположена в вогнутых частях лопаток; точно так же и те мышцы которые, идут от грудной кости к плечевой, очень близки к вышеназванной мышце. По этим восходящим мышцам распределяются нервы, выходящие из межреберных пространств грудной клетки, и еще другие, идущие косыми изгибами из наиболее отдаленной от шеи области около апоневрозов. Щейный спинной мозг посылает нервы мышцам, спускающимся от шеи к грудной клетке. 304. Описав достаточно подробно в моей работе «О причинах дыхания» и в «Руководстве к анатомированию» путь нервов к межреберным мышцам, мне кажется, что в данном месте излишне вновь выяснять искусство природы, так же как и говорить о пути нервов, идущих к диафрагме и описанных мною в тринадцатой книге. Но, может быть, не следует опускать то, о чем раньше еще не говорилось и что не имеет строения, подобного тем частям, о которых я сейчас рассуждал.

Мышцы верхнего края плеча поднимают всю руку и нуждаются в крупт ном нерве, так как они должны поднимать очень большой участок; также необходимо, чтобы этот нерв прикреплялся к верхней части мышцы. Откуда же поведем мы в эту мышцу столь высоко лежащий нерв? Не из окружающего нас воздуха и не из головы ввиду того, что шейные мышцы, будучи поверхностными, сделали бы их путь достаточно ненадежным. Также невозможно было подвести из шеи через поверхностные части в высоко лежащую мышцу нерв, идущий под кожей в косом направлении. 305. Итак, мне кажется, что путем логического рассуждения мы не можем придумать нерв, подходящий для мышцы верхнего края плеча. Но это легко было выполнено природой, которая взяла нерв из спинного мозга между четвертым и пятым шейными позвонками и привела его в наружную и верхнюю область верхушки плеча достаточно глубоко, чтобы он нигде не был заметен. Она обеспечила двум ответвлениям этого нерва путь к шейке лопатки и сочленению плеча в самой глубокой части этой области, проведя первое по верхней части шейки лопатки, а другое, пропустив под ней; затем она сгибает и то, и другое, чтобы распределить в мышцах, поднимающих руку. G той же предусмотрительностью и тем же искусством природа распределила нерв во всех других мышцах лопатки.

ГЛАВА VIII

Выше мы говорили о нервах, направляющихся к плечевой кости. Мы сказали, как они начинаются и как сплетаются. Было также сказано, что это сплетение существует ради безопасности нервов и что природа создает его главным образом для нервов, 306. не имеющих никакой поддержки и проходящих по длинному пути. Было также сказано, насколько хорошо в смысле безопасности, чтобы артерии, нервы и вены, распределяющиеся в частях тела, проходили этот путь внутри. Поэтому я лишь кратко скажу о нервных путях во всей руке и вернусь к связному изложению. Ведь нервы, достигающие кисти, в самом деле, так хорошо скрыты, что их не заметило большинство врачей. Они идут по внутренней области плеча и направляются к предплечью, где глубоко размещаются и проходят очень близко от локтевого сочленения. Но так как это сочленение лишено мясного покрова и костное, то этим нервам, расположенным прямо под кожей без мышц и соприкасающимся с костями, грозила опасность направиться по очень ненадежному пути, если бы природа не придумала мудрого средства для их безопасности, как это имеет место в действительности; нерв, распределяющийся в мизинцах, она, увеличивая внутреннюю головку плечевой кости, скрыла между ней и острием локтя; а нерв, идущий к большим пальцам, она поместила в середину 307. сочленения в самую глубокую часть между лучевой и локтевой костями. Затем, скрыв оба под внутренние мышцы предплечья, мышцы, объем которых довольно значителен, природа ведет их к запястью и там начинает делить: она пользуется костными выпуклостями, чтобы дать нервам убежище и, скрывая, одновременно обвивает их вокруг основания костей. Третий нерв был направлен на наружные части предплечья, где природа пользуется для его защиты наиболее мясистой мышцей, находящейся в этой области. Она вполне правильно поместила самые крупные нервы во внутренних частях, потому что именно там возникают самые энергичные движения руки.

Природа проявила то же искусство и в отношении нервов ног, скрывая их то под костными выпуклостями, то под крупными мышцами, отсылая самое большее число нервов или к крупным мышцам, или к тем, которым поручены сильные движения, а меньшее число—к тем, которые менее крупны или выполняют функцию, не требующую никакой силы. Таковы правила, которых придерживается природа при устройстве частей не только в руках или ногах, но и во всем остальном теле. Все же распределение нервов ноги, о котором я сейчас говорю, отличается от распределения нервов руки тем, 308. что все нервы руки проходят по ее внутренней области; что же касается ноги, то не все пересекают внутреннюю область; так как за исключением очень немногих нервов, о которых я буду говорить в дальнейшем, все остальные спускаются по задним частям бедра. И это обязательно должно быть так вследствие различия между плечевым сочленением и тазобедренным. Плечевое сочленение находится далеко от шейных позвонков, откуда выходят нервы, тогда как тазобедренное сочленение связано с поясничными позвонками, а также и с крестцовой костью, через которые нервы, собранные в пучок, как мы это говорили в «Руководстве к анатомированию», направляются в ноги. Так^как у бедра не существует никакой промежуточной области вроде той, которая в виде подмышечной впадины имеется у руки, природа была вынуждена спустить к ногам по задним сторонам бедра нервы, вышедшие по бокам каждого из позвонков, имея в этом месте крупную мышцу 163, под которой она могла скрыть нервы. Прежде чем направить их в ногу, природа с великим искусством пропускает их между 309. головкой бедра и широкой костью, скрыв их либо под этой костью, либо под мышцей, покрывающей сзади сочленение, положение и назначение которой сходны с таковыми плечевой мышцы. Отсюда она уже уверенно ведет нервы по самым глубоким областям бедра вплоть до подколенной впадины, выделяя по нерву для каждой из бедренных мышц, смотря по их значению. Затем из подколенной впадины через икру, которая полностью мясиста, природа ведет некоторые нервы к наружной части больше берцовой кости, другие к внутренней, третьи же ветви распределяет в центральной области в находящихся там мышцах. Что же касается внутренних (икроножных нервов), то она ведет их, скрыв под больше берцовой и таранной костями, до нижней части ноги. А наружные нервы природа ведет вдоль малоберцовой и таранной костей к передним и верхним частям стопы. Если бы ты захотел точно проверить при помощи рассечения то, что я сказал, то свидетельство твоих глаз еще больше убедит тебя и заставит восхищаться деяниями природы. Ты увидишь, почему 310. нигде нерв, если ему когда-либо и случится сбиться с пути, не направится к неровностям большой и малой берцовой кости или к выступам таранной кости и пятки, а укрывшись под выступами костей и обвиваясь вокруг основания этих выступов, безопасно продолжит свой путь. Итак, никогда нельзя найти ни одного незащищенного нерва ни в локтевом суставе, так как эта область лишена мясного покрова, ни в коленном, ни в передних частях больше берцовой кости; везде ты видишь их расположенными глубоко между выступами костей, хрящей, связок или мышц. Если бы я рассмотрел под этим углом зрения каждый нерв каждой части, я рисковал бы продлить эту книгу сверх меры. Поэтому достаточно изложить это в общих чертах, в особенности потому, что в «Руководстве к анатомированию» я объясняю строение каждого из перечисленных нервов. Я не только далек от мысли помешать любителю правды прибегнуть к нему, чтобы отдать себе отчет в каждой мышце и каждом нерве, но я приглашаю его к этому. Таким образом, он еще больше убедится в правильности моих утверждений.

ГЛАВА IX

Пора теперь приступить к тому, что нам остается сказать 311. по этому вопросу. Так как мышцы, начинающиеся у лобковой кости, нуждаются в нервах, то было необходимо подвести к ним некоторые через внутренние части. Это было невозможно сделать для всех, как сказано несколько выше, во-первых, потому, что область, где начинаются нервы, наклонна к наружной стороне, а во-вторых, и главным образом, вследствие' узости места. В самом деле, нервы, спускающиеся сверху вниз, должны были проложить свой путь между головкой бедра и лобковой костью. Но эта область занята другими органами, которые не могут быть перенесены в другое место. Ведь артерия и вена, образовавшиеся от больших поясничных сосудов, не могут продвигаться к ногам по другому пути. Во-вторых, сгибательная мышца сочленения, прикрепляющаяся к малому вертелу, а у особей мужского пола, также канал, идущий от брюшины в сопровождении своих сосудов, обязательно должны проходить через эту область. Итак, поскольку все нервы не могли спускаться к ногам по этой области, а для вышеназванных мышц они были крайне необходимы, 312. то все те нервы, которые нужны только этим мышцам, подходят к их головкам, через большие отверстия лобковой кости. Рядом с сосудами спускается также довольно крупный нерв в интересах этих сосудов, а также той области, которая тянется до колена и очень удалена от тракта задних нервов. От этого нерва получает веточки вся кожа, находящаяся здесь, подобно тому, как от нервов, выходящих из отверстий так называемой широкой кости, получают ветки маленькие мышцы этой области, мышцы заднепроходные, мочевого пузыря, наружных половых органов, оболочки этой области, мочевой пузырь, матка и промежность. Ведь природа любит, если этому не препятствует никакое другое назначение, посылать к частям нервы, вены, артерии, взятые из ближайших областей. Это устройство не менее достойно нашего удивления. Ведь, если того требует назначение, природа, как хороший работник, не задумывается брать их издали. Если же она не встречает никаких препятствий, то распределяет их в органах, извлекая их из самых ближайших частей, так как она одинаково заботится 313. о том, чтобы не создать ничего несовершенного или лишнего.

Итак, если природа ведет по длинному пути только четыре артерии и четыре вены, выведенные из других областей, то это ввиду необходимых назначений, о которых я уже говорил в предыдущих книгах и которые я напоминаю теперь, снова начиная изложение.

ГЛАВА X

После того как я довольно много сказал о нервах, пора перейти к распределению сосудов и прежде всего поговорить об артериях. Существует крупный сосуд, как я уже сказал раньше, выходящий из левого желудочка сердца, который, подобно большому стволу, разветвляется по всему телу. Этот крупный сосуд тотчас же по выходе из сердца делится на две ветви. Одна из них отклоняется к позвоночнику, чтобы послать артерии всем нижним частям; другая поднимается к голове с тем, чтобы дать ветви во все части, расположенные над сердцем. Как я говорил раньше, их распределение неравномерно, потому что у живого существа 314. под сердцем расположено больше частей, чем над сердцем. Нисходящая часть артерии настолько же превосходит часть, восходящую к яремной ямке, насколько число нижних частей превосходит число верхних. Безусловно, все это дела, свидетельствующие о справедливости и немалом искусстве. Но еще больше свидетельствует об этом следующее: так как артерия высоко подвешена и вследствие этого должна пройти через всю грудную клетку вверх и вниз без поддержки, то природа позаботилась об ее безопасности, поместив под нее легкое в качестве опоры, окружив ее оболочками, заменяющими связки, и проведя ее по самому короткому пути к частям, наиболее укрепленным и наиболее прочным. В самом деле, нисходящая часть артерии, направляясь к области, противоположной месту ее зарождения, не уклоняется ни в какую сторону, но по самому прямому и короткому пути достигает пятого позвонка грудной клетки. Другая же тотчас после своего зарождения посылает от себя часть к левому плечу и ключице, 315. часть, которая, опираясь на легкое и поддерживаемая оболочками, поднимается, не делясь к первому ребру; ведь было бы неосторожно делить, пока она подвешена. Отсюда она посылает часть от себя к первым межреберным пространствам, а другая ветвь, расположенная за грудной костью, доходит до подреберья и до грудной железы; третья же, предназначенная шейному спинному мозгу, проходит через отверстия шести позвонков и на своем пути посылает ветви соседним мышцам. Продолжение этой артерии распределяется по всей левой руке и в плечевом поясе. Другая более крупная ветвь всей восходящей артерии поднимается прямо от места возникновения к яремной ямке и соединяется возможно скорее со средней частью грудины. Ты не только рассматривай все это, но внимательно исследуй ту область, где впервые каждая ветвь артерии встречается с костями. Ты увидишь, что не только кость была приготовлена в качестве вала и опоры для каждой части артерии, но что, сверх того. 316. под одним из сосудов были помещены перепонка и хрящ, увлажняющий внутренние части позвонков, хрящ, который становится для него чем-то вроде мягкой подстилки, а под другой — сосуд, восходящий к яремной ямке, где вместо подушки была помещена очень большая и очень мягкая железа. Если бы в грудной клетке не было никакого другого сосуда и никакой восходящей или нисходящей ветви, нуждающихся в топ же помощи, то позвоночника сзади, а грудной кости спереди было бы достаточно, чтобы доставить этим единственным ветвям большой артерии полезную защиту, о которой мы говорили. Но так как их там недостаточно, идущая снизу вверх полая вена, спускающийся пищевод, так же как и вена, питающая грудную клетку (azygos), не должны были оставаться без защиты. Необходимо было их прикрыть, связать, подпереть, защитить, а также устроить им с обеих сторон защитный вал из костей. Все эти устройства существуют в действительности, так что 317. создатель живых существ не допустил в этом ни малейшей оплошности. Прежде всего, имея возможность соединить пищевод с грудной костью, а полую вену — с позвонком, он сделал противоположное. Ведь позвоночник ближе к пищеводу, чем грудная кость, а грудная кость ближе к полой вене, чем позвоночник. Ведь пищевод с самого начала спускается по всей шее, опираясь на позвонки, тогда как сосуд, восходящий от правого сердечного ушка, который, будучи продолжением полой вены, по этой причине многими врачами также называется полой веной, находится по соседству с грудной костью: ведь представить каждому из них в качестве защиты соседнюю кость было лучше, чем выбрать отдаленную кость, и вести таким образом в противоположную часть сосуд, подвешенный в обширной области грудной клетки. Более того, такое устройство давало обоим еще одно преимущество: пищевод, лежащий на позвоночнике по прямой линии, открывается в желудок, не будучи вынужденным пересекать центр диафрагмы, которая по необходимости уже имела одно отверстие, дающее проход полой вене. Что же касается вены, то когда она достигает 318. подъяремной ямки и встречает здесь артерию, выходящую из сердца, то ее положение весьма благоприятно. Это же удерживает артерию в таком положении, что после того как она разделилась, чтобы подняться через шейную область, ветви этой артерии располагаются очень глубоко, тогда как вены

лежат на них.

Удачность расположения, примененного природой, состоит не только в том, что она поместила на позвоночнике пищевод, артерию и вену, питающую нижнюю часть грудной клетки, а полую вену — под грудной клеткой, но и в том, что она поместила пищевод, артерию и вену не в одной плоскости. Она состоит также не только в том, что природа поместила пищевод в середине, артерию — по бокам, но и в том, что она прислонила ее к центральной области позвонков и в то же время протянула пищевод в сторону параллельно артерии. Ведь поскольку артерия важнее для жизни, чем пищевод, она имеет и более безопасное положение. Немалым доказательством моего утверждения служит то, что пищевод идет вдоль всех шейных позвонков и первых четырех грудных. В самом деле, было бы неправильно, если бы он, покоясь один на позвонках, 319. покинул более надежный путь для того, чтобы следовать по более опасному, или если бы он, встретя более важный орган, не уступил бы ему место. Но так как вена, питающая восемь нижних ребер с каждой стороны грудной клетки, меньше артерии, то она расположена возле нее. О ней мы будем говорить несколько далее, когда коснемся вен, а сейчас вернемся к артерии. Что же касается самой большой из всех артерий, о которой я говорил, а именно той, которая спускается по нижним частям грудной клетки, то она с каждой стороны посылает ветви в те места, где находятся межреберные мышцы. Ведь большая часть этих ветвей распределяется по этим мышцам, немалое число проникает и в те, которые покрывают грудную клетку. Ведь нельзя было из другой области более надежным и более коротким путем посылать артерии к этим мышцам, а также к диафрагме, либо взять их из другой артерии или из другой части этой самой артерии, но их следовало взять именно из этой расположенной там артерии и из той части артерии, которая проходит через диафрагму. Не следовало также, чтобы желудок, селезенка и печень получили артерии 320. из другой области; но они должны были взять их только от этой самой большой артерии, как только она подходит к местам, находящимся под диафрагмой. Из этой же области выходит артерия, разветвляющаяся по всем кишкам; ведь, так как верхний край брыжейки находился совсем близко, было необходимо, чтобы не только артерия, начинающаяся в этой точке, но и вена, и нерв распределились по всем изгибам и складкам кишок. Так как далее находятся почки, то в них входит пара очень значительных артерий. Но мы говорили об их величине в книге, в которой речь идет о почках; в этой — мы скажем, почему они не возникли из другой части артерии. По-видимому, природа пользуется самыми крупными сосудами в качестве протоков. Во всех областях, которые они пересекают, она отделяет для соседних частей, как бы ручейки и каналы, различные по величине, в зависимости от важности и назначения этих частей. Она посылает их через очень короткие интервалы. Вот почему часть артерии, входящей в правую почку, возникает выше той, которая идет в левую почку, 321, потому что, мы доказали это раньше, положение самих почек неодинаковое. Поэтому не удивительно, что артерии, идущие в грудную клетку, как левая, так и правая, возникают в одном и том же месте, и что ветвь, предназначенная для правой почки, лежит более высоко, чем предназначенная для левой почки, в соответствии с положением каждого из органов, которые должны были их принять. Но еще более следует отметить то, что за артериями, идущими в почки, следуют артерии, идущие в семенники: одна, выходящая из левой стороны, всегда заимствует кое-что от артерии, ждущей в почки, иногда даже она целиком отходит от почечной артерии, тогда как артерия правой стороны, образующаяся от самой большой артерии, получает иногда ветвь от артерии, идущей в почки. Необходимость для этих артерий наполняться нечистой и серозной материей была доказана в четырнадцатой книге (глава VII). Приближаясь к семенникам, они образуют тысячи различных оборотов: это факт, уже указанный в той же книге (глава X), о котором небесполезно напомнить и здесь, 322. для того, чтобы принцип, как мы сказали выше (глава IX), постоянно соблюдаемый природой во всех частях животного, не показался бы иногда нарушенным вследствие недостаточного объяснения. Природа, которая, говорил я, ведет ко всем частям по самому короткому пути артерии и вены, ведет их к семенникам и к грудным железам не из ближайших сосудов. но из более далеких, не потому, что она забыла свою первоначальную цель. а потому, что избрала лучшую. В самом деле, и молоко, и сперма являются продуктами совершенно переработанной крови. Эта совершенная переработка является следствием их длительного пребывания в несущем их сосуде. А это пребывание по необходимости наиболее продолжительно в самых длинных сосудах, а самые длинные — всегда те, которые идут издалека. Поэтому необходимо, чтобы в семенники и в грудные железы природа доставляла кровь и пневму не из близких сосудов, а издалека. Но если сперма требовала более совершенной переработки, то для нее одной только длины пути было недостаточно, как для молока. В противном случае природа оказалась бы 323. несправедливой, создавая для неравных и различных вещей равные и во всех отношениях одинаковые условия существования. Поэтому она подводит к семенникам и к грудным железам артерии и вены не только издалека, но много раз изгибает их, прежде чем прикрепить, делая таким образом, как я думаю, более длительным пребывание материи в сосудах, ее приносящих. Но вены изгибаются только в этом месте, артерии' изгибаются также, как и вены, но их изгибы более многочисленны в сплетении, которое называется сетчатым ввиду того же назначения. Ведь эти артерии питают жизненный дух (пневму), содержащийся в мозге, столь отличный по своей природе от всех других пневм. Поэтому не удивительно, что он требует пищу, прошедшую по длинному пути, предварительно переработанную и полностью видоизмененную. Ни в каком другом месте ты не найдешь ни артерий, ни вен, идущих в какую-либо часть издалека, но все идут кратчайшим путем, отделяясь от крупных сосудов. Но о венах мы будем говорить несколько позже. Вслед за вышеназванными 324. ветвями от большой артерии отходят другие ветви к мышцам надчревной области. Ведь не было возможности подвести из другой области к этим мышцам сосуды по более короткому пути. Кроме того, на всем пути, который проходит большая артерия. опираясь на позвоночник, начиная от пятого грудного позвонка, многие маленькие сосуды проходят в спинной мозг; они по большей части раздваиваются и отсылают назад к мышцам позвоночника немалую свою часть. Они проникают в позвоночный канал на уровне позвоночных суставов между костями, где они друг с другом соединяются, в том месте, откуда выходят нервы. У каждого сустава имеются две ветви; поэтому существуют и два отверстия, одно с правой стороны позвоночника, другое с левой. Все эти многочисленные пары маленьких артерий существуют вдоль всего позвоночника, равные числу нервов, выходящих из спинного мозга, и вместе с венами они проникают в тонкую оболочку, покрывающую спинной мозг. У каждого ответвления артерия, являющаяся как бы стволом 325. и прилегающая к средней части позвоночника, уменьшается в объеме, подобно деревьям, после того как они пустили ветки, и речному потоку, по мере того как от него отходят ручьи. Вследствие этого, если ты сравнишь величину артерии на уровне пятого грудного позвонка с ее объемом у последнего позвонка, ты увидишь, что она стала значительно меньше. Более того, во всей этой области полая вена, прилегающая к позвоночнику, расположена выше артерии и направляется сверху вниз рядом с ней. Ведь та и другая должны были сохранить положение, которое они занимали с самого начала, так как ничто не заставляло их менять его и больше подходило, чтобы более тонкий сосуд шел над более широким. Когда сосуды подошли к пояснице для того, чтобы разделиться в бедре, то было лучше, чтобы в этих частях, как и во всем теле живого существа, вены были расположены над артериями, то природа, заботясь об их безопасности, изменяла 1е4 их положение, наперед подготовляя их прохождение вдоль бедер. Природа также не забыла органы, расположенные на широкой кости, но уделила им артерии и вены соответственно 326. их величине и назначению. В самом деле, она прикрепила к мочевому пузырю маленькие сосуды, а к матке — крупные и двойные, потому что им предназначено питать не только матку, но, кроме того, и зародыш, который должен в ней заключаться. Сосуды, идущие из ближайших областей почек до семенников, разветвляются там до самого дна, те же, которые идут к шейке матки и к частям, лежащим под семенниками, образуются в этом же месте из сосудов, направляющихся к бедру. Отсюда же у особей мужского пола ответвляются сосуды, входящие в мужской член и возникающие из поясничных сосудов. В противоположном направлении из этих самых областей восходят венозные сосуды, которые ради общей связи соединяются с сосудами, идущими вниз от грудных желез, о которых мы говорили в четырнадцатой книге. Эти сосуды встречаются в глубоких областях, другие же встречаются на наружной поверхности уже на концах подчревных мышц, недалеко от паха. Из этих же областей пара маленьких сосудов идет к половым частям, другая пара, общая для грудных желез, грудной клетки и половых частей, встречается 327. с венами, спускающимися поверхностно из области грудных желез. Мы уже говорили раньше о сосудах, идущих вдоль бедра, что они тянутся по наиболее безопасному пути через внутренние части. В самом деле, по мере их продвижения в этой области предстояло иметь в качестве защитного вала с передней и наружной стороны всю бедренную кость, а с внутренней стороны — наиболее крупные мышцы, ибо они проходят либо под ними, либо через них. В паховой области природа также поместила ради поддержки сосудов в том месте, где они расходятся, железы; она покрыла их также этими железами, чтобы предохранить от внешних ударов. Ни в одном сочленении, ни в руках, ни в ногах нет крупных сосудов на поверхности, но, как было сказано, они продвигаются скрытыми в глубоких частях, причем артерии еще больше, чем вены, ввиду их большей важности и потому, что им грозит большая опасность значительной потери крови в случае, если они окажутся перерезанными. Из числа маленьких сосудов некоторые неизбежно подходят к коже, 328. чтобы доставить пишу соседним с ней частям. Я бы желал уже теперь сказать несколько слов об их распределении в каждой мышце, но я предвижу, что изложение слишком затянется. Поэтому я считаю за лучшее, указав цель их устройства, отослать к специальному исследованию о каждом из них в «Руководстве к анатомированию», где многие другие вопросы, опущенные мною здесь, будут подробно рассмотрены. Прежде я составил эту работу в двух очерках, но теперь я решил написать более пространное изложение, которое содержало бы подробное рассмотрение всех вопросов.

ГЛАВА XI

Возвращаюсь теперь к другой артерии, которая выходит из сердца, чтобы разветвиться по шее, плечам, рукам, лицу и всей голове. Пересекая грудную клетку, она, подобно нисходящей артерии, отсылает ветви межреберным мышцам, спинному мозгу и частям, расположенным вне грудной клетки, а кроме этих — также ветви, идущие 329. к грудным железам, о назначении которых сказано раньше, и еще ветви, идущие к плечам и рукам. То же, что остается, образует одну артерию, восходящую с каждой стороны к голове. Разветвления этих сосудов оплетают все части лица и шеи. Спинные мышцы получают ветви от сосудов, распределяющихся в плечевом поясе. От этих же самых сосудов там, где, выходя из грудной клетки, онп поднимаются к шее, отходят ветви, которые через поперечные отверстия, находящиеся с каждой стороны каждого из шести первых позвонков, поднимаются к голове. В самом деле, эта артерия тянется по названным позвонкам не таким образом, как по всему позвоночнику; ведь мышцы, оттягивающие голову вперед, должны были обязательно находиться в этом месте и не могли быть перенесены куда-либо еще. Кроме того, там находился пищевод, и дыхательное горло занимало перед ним необходимое ей положение, как это указано в книгах, где специально говорится об этих органах (VI, 5; VII, 7). Поэтому было невозможно подвести сюда артерии к спинному мозгу 330. таким же путем, как в остальном позвоночнике. Прекрасная работа природы в этом случае кажется мне подобной выполняемой иногда художниками, которые высекают, просверливают и полируют свое произведение до тех пор, пока не придадут ему законченную красоту и отделку. В самом деле, природа, имевшая возможность и в этом месте, пользуясь боковыми отростками позвонков в качестве защитного вала для артерий, повести вверх вдоль этих самых апофизов до самой головы, те артерии, которые должны направиться к спинному мозгу; однако же она не поступила так и не удовольствовалась одной той защитой, о которой мы упоминали, но, просверлив каждый отросток одновременно и симметрично и кругообразно, она приготовила ряд отверстий для прохода этих сосудов. Так как отростки расположены непосредственно, следуя один за другим, то между отверстиями существует только узкое пространство, через которое проходят нервы, образующиеся в спинном мозгу. Здесь же проходит в спинной мозг и небольшая ветвь артерии. Природа и здесь воспользовалась отверстием для нерва, чтобы провести в цент оральный канал спинного мозга сосуды и не только артерию, но вместе с ней и вену, 331. Концы сосудов, идущих вверх вплоть до самой головы, пройдя первый позвонок, тотчас же делятся на две ветви, из которых одна направляется внутри к заднему мозгу, тогда как другая разветвляется в мышцах, окружающих сочленение головы, соединяясь с концами сосудов, расположенных в тонкой оболочке.

Ветви сосудов плеча образуют сплетения в поверхностных мышцах и в коже. Ведь никогда ты не найдешь во всем теле ни одной мышцы, которая не имела бы вены и артерии, ибо они внедряются во все мышцы, подходя из ближайших мест по самому безопасному и короткому пути. Ветви артерий, идущих к плечам, природа провела не обнаженными и не поверхностно, но поместила их по возможности в самых глубоких частях; у ключицы, где они делятся, чтобы прежде всего идти к ближайшим мышцам, природа укрепила в местах разделения наверху и внизу крупные железы, служащие им как бы поддержкой; с наружной стороны сосудов она тоже поместила железы для их прикрепления и защиты 332. Она ведет их вниз, так же как и сосуды паховой области, по внутренней стороне плечевой кости, распределяя по всем мышцам. Затем опять-таки, направляя их по средней и внутренней части локтевого сгиба в полной безопасности к предплечью, распределяет повсюду, не забывая ни одной мышцы и давая каждой сосуд, по своему объему соответствующий ее значению. Я говорю об этих сосудах и о сосудах ног в «Руководстве к анатомированию».

ГЛАВА XII

В настоящей книге я вкратце скажу о другой паре артерий, которые с древних времен носят название сонных. Они восходят прямо к голове, скрыты в глубине шеи. По пути от этих артерий отходят очень тонкие веточки к мышцам, здесь находящимся, к железам, венам, а также к самому спинному мозгу. Ведь делятся не только артерии, но и вены, расположенные глубоко рядом с ними в том месте, где соединяются 333. шестой ж седьмой позвонки. Одна часть этих артерий идет прямо через отверстия боковых отростков каждого из шести первых позвонков, как было сказано в «Руководстве к анатомированию», а другая часть идет наискось к одному шестому позвонку, так как этот позвонок был создан более крупным, чем остальные. Каждая из сонных артерий делится на две ветви, и одна из них отклоняется больше назад, другая — вперед, затем каждая из этих ветвей делится на две части, и затем одна из веток артерии, идущей вперед, направляется к языку и к внутренним мышцам нижней челюсти. Другая, расположенная более поверхностно, чем эта, но все-таки защищенная крупными железами, поднимается по передней стороне ушей к ВИСОЧНОЙ мышце ж там делится и из задних частей поднимается к макушке; в этом же месте концы сосудов левой стороны головы соединяются с сосудами правой, а концы внутренних сосудов — с концами поверхностных.

Одна часть сонной артерии 334. о которой мы говорили, что она отклоняется назад и тоже вначале делится на две большие части, но неодинаковых размеров: менее крупная — поднимается скорее назад к основанию мозжечка; она входит в большое и продолговатое отверстие, находящееся в нижнем крае лямбдовидного шва; другая, идущая из передних частей через отверстие в каменистой части височной кости, поднимается к сетчатому сплетению, расположенному, как было сказано раньше, почти под всем основанием мозга, образовавшись из вышеупомянутых артерии: это сплетение представляет немалую пользу и если сравнить эту часть с другой частью, весьма достойна упоминания. Вот почему природа поместила это сплетение в одном из самых безопасных мест.

Сейчас нет необходимости более подробно останавливаться на этом вопросе; я касался его раньше, при изложении частей мозга. Достаточно прибавить еще только одно, и я положу конец описанию сетчатого сплетения. К самому мозгу поднимается важная пара артерий, образующая в желудочках мозга сосудистое сплетение 335. и переплетающая его в этом месте с венами, образующими ткань тонкой оболочки; другие небольшие артерии направляются и к передним, и к задним частям, из них одни идут к мозжечку и к месту начала спинного мозга, другие к глазницам, вместе с идущими туда зрительными нервами. Концы задних сосудов соединяются с теми, которые поднимаются через отверстия шейных позвонков, как было сказано несколько выше, а концы сосудов, идущих к глазам — с сосудами лица и носа. Одним словом, в области лица и всей головы природа сливает многие артерии с артериями и вены с венами, направляя их справа налево и слева направо, из передних частей в задние и обратно из задних в передние, из наружных во внутренние и из внутренних в наружные части. Можно видеть и через кости головы большое количество мелких артерий, наподобие волоконцев, выходящих из твердой оболочки мозга, и другие артерии, входящие в нее извне, 336. чтобы соединиться друг с другом в костном мозге (губчатое вещество между пластинками черепных костей). Артерии перемешиваются с венами, вены с артериями, оба вида сосудов переплетаются с нервами, а нервы — с этими сосудами во всем теле живого существа. Все это устройство ясно обнаруживается во многих местах при тщательном анатомировании.

Ведь благодаря своему малому размеру сосуды легко остаются незамеченными, если ты не уделяешь им особого внимания и если не обладаешь нужным опытом. Неизбежная польза всего этого сплетения очевидна, ибо все части тела должны питаться, чувствовать и сохранять равномерно распределенное естественное тепло. Итак, во всех органах живого существа артерии и вены становятся совершенно нечувствительными, будешь-ли ты их жечь, резать, или даже раздавливать или отделять петлей нервы. Следует еще знать и то, что присуще всем артериям и венам, а именно,, что, внедряясь в мышцу, в орган или какую-либо другую часть, они всегда отделяют тонкие веточки в соседние тела; 337. вены посылают иногда очень многочисленные веточки и значительного объема; артерии же посылают менее многочисленные и по большей части уступающие им по величине, но все же они их посылают. Причина этого заключается в том, что питание необходимо всем частям,— теплым, холодным, твердым и мягким. Однако для сохранения точной меры естественного тепла не все требуют его в равной мере. В самом деле, тела холодные по своей природе, дойдя до последней степени похолодания, все же выносят его, живут и легко снова согреваются. Все это было доказано в другом месте, отчасти — в работе «О полезности дыхания и пульса», и, как было сказано в начале этой работы, в ней не следует искать доказательства каких-либо естественных движений, ибо знакомство с функциями должно предшествовать исследованию назначения. Лишь подробно познакомившись с функциями, мы приступили к этой работе, 338. основанной на этих данных, которая в свою очередь подтверждает правильность наших доказательств.

ГЛАВА XIII

Итак, ты найдешь некоторые вены без артерий, но не найдешь ни одной артерии без сопутствующей вены. Под сопутствующей артерией следует подразумевать не ту, которая соприкасается с веной или соединена с ней. оболочками (впрочем, это самый обыкновенный случай), но ту, которая существует ради того же назначения. Ты поймешь лучше, что я хочу сказать, в своем последующем рассуждении. Ведь подобно тому, как артерия, вышедшая из левого желудочка сердца, служит как бы стволом для всех артерий всего живого существа, так как все артерии берут свое начало от нее, как было уже доказано, так и все вены, рассеянные по всему телу живого существа, зарождаются из полой вены, как ветки из единого ствола. Артериям же, выходящим из сердца и распределяющимся в легком, наподобие корней, соответствуют по объему вены, 339. находящиеся в желудке, селезенке и брыжейке. Артериям же, находящимся в сердце, соответствуют вены печени. Из частей полой вены та, которая спускается к позвоночнику, соответствует самому значительному отрезку аорты, а та, которая поднимается к яремной ямке, соответствует самой маленькой части. И все другое распределение вен, идущих параллельно артериям, происходит с тем же искусством, о котором я говорил по поводу артерий; что же касается распределения вен, идущих иногда в одиночку, то оно происходит с тем же родом искусства и имеет ту же цель, как и в артериях, но отличается некоторыми назначениями, особенными и важными, к изложению которых я приступлю.

ГЛАВА XIV

Природа распределила вены в каждой отдельной части с высшей справедливостью. В однородных частях —• в зависимости от одних только родовых отличий, а в частях неодинакового вида — в зависимости от количества вытекающей из них субстанции, вследствие чего организм живых существ требует пищи. Ведь если бы ничего не вытекало и не выводилось и если бы телосложение оставалось всегда одинаковым, 340. то что могло бы вызвать потребность в пище или страх перед старостью и смертью. Но поскольку мы нуждаемся в пище, потому что теряем субстанцию вследствие испражнений, было необходимо, чтобы количество пищи равнялось потерянной субстанции. Ведь на самом деле, тела теплые, мягкие и подверженные постоянному или сильному движению теряют больше, а тела холодные, твердые и испытывающие умеренное движение— очень мало. Ведь холод сокращает, сгущает и сжимает тела и препятствует выделениям; тепло, напротив, разрежает их, растапливает, изнуряет и побуждает к выделениям. Что же касается самой субстанции, то твердая и каменистая часть неподвижна и нелегко приводится в движение, часть же влажная и мягкая быстро испаряется под влиянием жары: она рассеивается и быстро улетучивается. Таким образом, в легком все предрасположено к выделению, так как оно очень мягкое, очень теплое и волнуемо постоянным движением. Наоборот, кости обладают диаметрально противоположными свойствами, так как они холодные, твердые и большую часть своей жизни пребывают в покое. 341. Поэтому их субстанция неподвижна и с трудом растворяется. Не удивляйся поэтому, если природа дала этим костям такие маленькие вены, что их с трудом можно различить, даже если их искать у большого животного, или что очень большая вена, выходящая из сердца, внедряется в легкое. Природа, справедливая во всем, справедлива и в этом отношении, посылая и тому и другому столько пищи, сколько требуется.

Итак, я сопоставил две части, из которых одна требует большого количества пищи, другая очень малого. Среднее положение между ними занимают все остальные части, из которых одни выделяют больше и требуют больше пищи, другие меньше тех. Некоторые же, хотя и более твердые по своей субстанции, как, например, сердце, употребляют больше пищи вследствие своей повышенной температуры, другие, более мягкие, как головной мозг, выделяют меньше по причине недостатка тепла. Итак, самая большая из всех вен животного организма, выходя из печени, идет в обе половины нашего тела как верхние, так и 342. нижние. Недалеко от печени отделяются широкие и короткие вены к почкам, не потому что они требуют усиленного питания, а потому, что эти вены, как было доказано, служат как бы вытяжными каналами, способствующими в почках притягиванию серозных излишков. Все остальное распределение вен вдоль всего позвоночника и в ногах происходит так же, как и для артерий. Ведь нигде вена не разлучается с артерией; где бы ты ни увидал артериальный сосуд, там обязательно находится и вена. Однако небольшое число вен разветвляется в подкожной области, не сопровождаясь артериями. Это наблюдается в ногах и руках, в особенности же в наружных и передних частях, потому что они имеют менее важное положение, чем внутренние части, как и во всех других частях. Кроме того, все распределение вен в кишках, начиная от ворот печени, происходит вместе с распределением артерий, причем одна только единственная вена распределяется по сальнику, желудку и селезенке 165. По выходе из печени 343. она начинает разветвляться одновременно с разветвлением артерий, отделившихся от большой артерии после того, как она прошла через диафрагму. Все это свидетельствует о предусмотрительности природы, которая, по-видимому, также очень удачно распределила в грудной клетке вены, отделившиеся из полой вены. В самом деле, там, где вена впервые поднимается от выпуклости печени, она посылает большие ветви к диафрагме. Затем, когда вена уже касается сердца, она здесь отделяет ветку, питающую восемь ребер с обеих сторон. Если ты увидишь, каким образом эта, как бы подвешенная, вена сверху добирается до позвоночника, твердо опираясь на соседние тела, я уверен, что предусмотрительность и искусство природы в этом отношении не покажутся тебе достойными презрения.

В предшествующих книгах (VI и VII) мы говорили о сосудах сердца и легкого и обо всем, что касается их; мы говорили также о сосудах, идущих к грудным железам и семенникам, в нашем общем изложении относительно артерий и вен, так как они имеют общее назначение. Равным образом мы одновременно рассмотрели вены и артерии, идущие к плечу. 344. Природа здесь, как и в ногах, посылает к поверхности наружных и внутренних частей плеча специальные вены без артерий. Я обещал, что в «Руководстве к анатомированию» изложу их распределение в каждой отдельной части, а также их путь по всему органу. Подобно тому как -здесь в области плеча имеется другая вена, так и на поверхности шеи существует вторая яремная вена без артерии. С каждой стороны, слева и справа, существует только по одной артерии. Яремные вены, расположенные в глубине этой области, делятся таким же образом, как и артерии, называемые сонными, с той только разницей — мы уже указывали на это, когда говорили о них — что большая артерия идет вверх к сетчатому сплетению через отверстие каменистой части височной кости, тогда как вся остающаяся порция глубоко расположенных яремных вен восходит к мозгу через отверстие, дающее выход шестой паре нервов 345. Мы также говорили о сосудах самого мозга, излагая назначение составляющих его частей. Итак, пора кончать эту книгу.




Вверх
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Gorodskidok.uz
Сайт разработан ООО "Norma Hamkor". Все имущественные права на сайт принадлежат ООО "GISinfo".
Адрес: 100105, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Таллимарджон, 1/1
Тел.: (998 71) 283-39-26; факс: (998 71) 283-39-23
E-mail: info@apteka.uz , admin@apteka.uz
Любое копирование материалов сайта возможно только с активной гиперссылкой на www.apteka.uz
Все товары, подлежащие обязательной сертификации, сертифицированы; лицензируемые услуги – лицензированы.
© ООО «GISinfo»; 2013. Все права защищены.