Семинары и конференции 2017
Предельные фиксированные цены на лек. средс.
Спортивная медицина
Мед.товары на экспорт
Новости
Полезные статьи
Будь здоров!
Объявления
Отзывы и пожелания
Медицинские печатные издания
Вход в личный кабинет
Логин:
Пароль:
03.03.2009

Книга вторая. О кисти. Предплечье и плече

Публикации  »  Публикации  »  Клавдий Гален "О назначении частей человеческого тела"  »  Том 1

ГЛАВА I

88. Приступив в предыдущей книге к описанию назначения частей: человеческого тела, я прежде всего указал метод, позволяющий установить ту пользу, ради которой природа создала каждую из этих частей. Я начал свое изложение с кисти как органа, наиболее характерного для человека. Предполагая приступить по порядку к описанию каждой из частей, составляющих рук5г, чтобы не оставить не исследованным ничто, даже самое незначительное, я прежде всего рассмотрел пальцы и доказал, 89. что все их части свидетельствуют об удивительном искусстве природы. В самом деле, их число, занимаемое ими положение, их размер и их взаимная связь доказывают, как было выше указано, что они так целесообразно устроены в связи с функциями всего органа, что трудно было бы вообразить другое, лучшее строение. Так как предыдущая книга закончилась описанием движения пальцев, то, указав предварительно на применение каждого из них и затем на производящие движения сухожилия, берущего свое начало либо от мышц, охватывающих локтевую и лучевую кости, либо от маленьких мышц, расположенных на кисти, было бы разумно начать настоящую книгу с описания тех мышц, о которых придется в ней говорить. Природа так удачно распорядилась ими, поместив в удобном месте, предохранив место возникновения мьшц от всякой опасности, а их концы направив куда следует и дав им подобающий размер, защиту и число, что нельзя представить свое лучшее строение. Прежде всего начнем с их числа, так как следует, прежде чем говорить об их полезности, установить, 90. каково их общее число, в какой области каждая из них расположена, каким движением они управляют. Все их число в предплечье и в кисти достигает двадцати трех. Кисть имеет семь маленьких; такое же число больших мышц охватывает всю внутреннюю область предплечья; девять других занимают всю наружную область.

ГЛАВА II

Маленькие мышцы, находящиеся в кисти, выполняют одно из боковых движений. Из числа мышц, расположенных на внутренней стороне локтевой кости (pechys, cubitus), две самые большие сгибают пальцы; две следующие за ними по величине, также в числе двух, сгибают пальцы; две следующие за ними по величине, также в числе двух, сгибают все запястье. Две косые поворачивают сперва меньшую лучевую кость в локте (kerkis, radius), а затем вместе с ней весь орган ладонью вниз [в положение пронации. — В. Т.]. Остающаяся седьмая самая маленькая из всех идущих вдоль предплечья, если верить предшествовавшим мне анатомам, также сгибает пять пальцев; в действительности же она не приводит в непосредственное движение ни одного пальца. 91. Эта мышца была создана для совершенно замечательной функции, о которой мы будем говорить в дальнейшем. Из девяти мышц, расположенных с тыльной стороны предплечья, одна разгибает четыре пальца, за исключением большого; две другие — двигают их в сторону, четвертая — двигает только большой палец, сообщая ему самое косое из наружных, доступных ему движений; другая выполняет другое движение большого пальца и умеренно разгибает все запястье. Две другие мышцы выполняют это разгибательное движение запястья с большой силой. Остальные две мышцы поворачивают меньшую кость — лучевую — наружу [производя супинацию.— В. Т.] и увлекают в этом движении всю кисть. Это устройство было раскрыто путем анатомического исследования, и дальнейшее покажет, с какой целью было предпринято каждое из них, но ясность требует, чтобы мы прежде всего кратко остановились на тех названиях, которыми будем пользоваться в этом трактате. Вся рука делится на три большие части, которые называются: верхняя часть руки — плечо (brachion), предплечье (pechys) и оконечность руки — кисть (acrocheir). 92. Здесь совсем не место говорить о верхней части руки (плече). Предплечьем (pechys) называется вся часть руки, находящаяся между запястьем и локтевым суставом. Локоть,—• говорит Гиппократ,— та часть, на которую мы облокачиваемся. Одна из костей предплечья, большая часть которой составляет то, что Гиппократ называет локтем, и которую жители Аттики называют локтевым отростком (olecranon) — дело в том, что вся кость называется, более специально, локтевой,— будет тебе казаться расположенной ниже. когда вся рука занимает среднее положение между поворотом ладоныо вверх и поворотом ладонью вниз; другая же лучевая кость (kerkis) будег находиться сверху. Ввиду такого устройства можно сказать, что предплечье имеет внутреннюю и наружную поверхности, верхнюю и нижнюю части. Выпуклые апофизы [костные отростки.—В. Т.], заметные на локтевой и лучевой костях, сочленяющиеся у запястья, называются или просто апофизами, чем они в действительности и являются, или головками. и мыщелками (condyloi) '. Узнав значение этих принятых терминов,. ты узнаешь теперь, о чем будет говориться дальше.

ГЛАВА III

93. Число мышц, находящихся в кисти, легко видеть. Каждый палец имеет, как было сказано и раньше, собственную небольшую мышцу; затем дополнительно присоединяются две мышцы, образующие так называемые возвышения большого пальца (thenara); это — самые большие, проходящие в этой области мышцы, и благодаря им мясные покровы на руке выпуклые по бокам и впалые посередине. Из этих двух мышц одна сильно отводит от других пальцев большой палец, а другая — мизинец. Так природа использовала и эти мышцы для полезной цели: с одной стороны, она их: создала, чтобы возвышения — тенары (thenara) были мясисты и выдавались над серединой кисти; с другой стороны, поскольку мышцы были: налицо, она не потерпела, чтобы они были бесполезной и неподвижной массой тела, но поручила им двигать пальцы в определенном направлении. Ведь в самом деле, мышца, находящаяся между большим пальцем и указательным, была создана для того, чтобы эта часть кисти была мясиста; природа воспользовалась и этой мышцей для выполнения движения возвращающего большой палец к' указательному. Ведь зная, 94. что большой палец нуждался в сильных боковых движениях, она возложила их не только на вышеупомянутые мышцы, но, вытянув из мышц предплечья крепкие сухожилия, она прикрепила их к нему. Так и по отношению к мизинцу, она тоже поручила то из боковых движений, которое удаляет его от других, не одной только вышеназванной мышце; но движение, приближающее его к другим, она поручила одной мышце, расположенной позади него. Что касается аналогичных движений трех остальных пальцев, которые также не должны были быть сильными, как было указано в предшествующей книге, то природа возложила их выполнение только на одни мышцы, расположенные в кисти. Так как имеются четыре маленькие мышцы для пальцев, сверх того две для большого пальца и одна для мизинца, то все эти семь мышц были вполне разумно помещены в самой кисти; столь же разумно от каждой из них идет одно сухожилие. В самом деле, они не могли быть ни разделены на большее число сухожилий, будучи совсем маленькими, ни, если бы они были больше, иметь положение и назначение, необходимое для того, чтобы свести в одну точку начало нескольких движений. Предшествующая книга установила, что это было возможно и в то же самое время полезно для мышцы, разгибающей пальцы, для тех, которые их сгибают, а также для тех, 95. которые удаляют остальные пальцы от большого. Так как это тоже было доказано — одного сухожилия было достаточно для разгибания каждого пальца, но .для сгибания требовалось два: одно сухожилие, двигающее первый и третий сустав, другое — приводящее в движение второй; одна только наружная мышца была создана для разгибания всех пальцев, но не одна — для сгибания всех. Ведь так как сухожилия двойные, то и мышцы, являющиеся их продолжением, тоже созданы двойными и очень крупными, потому что сухожилия были таковыми. Но наружная мышца значительно меньше, так как и ее сухожилия значительно меньше.

В предыдущей книге было изложено учение о назначении сухожилий. Конечно, вполне разумно, что из двух внутренних мышц та, сухожилия которой приводят в движение первую и третью фаланги, более толстая, тогда как та, сухожилия которой двигают вторую, значительно тоньше; и здесь величина мышц пропорциональна величине сухожилий. Больше того, мышца, порождающая наиболее крупные сухожилия, назначенные для двойного движения, расположена глубоко; другая, напротив, 96. поверхностна; ведь природа всегда лучше защищает те части, которым поручено выполнение наиболее многочисленных и наиболее полезных функций. Эти две мышцы занимают самую срединную область, так как, согласно тому, что мы сказали выше, было бы лучше, чтобы начала сгибательных сухожилий также доходили до средней области. С каждой стороны находится мышца, сгибающая запястье. Мы затронем вопрос о полезности этих мышц, когда будем говорить о движениях запястья. Остается пятая мышца, находящаяся среди тех, которые протянуты вдоль внутренней стороны предплечья (pechys),— поверхностная и в то же :время самая тонкая из числа перечисленных. Относительно нее ошибались все предшествовавшие мне анатомы, думая, что она служит для сгибания пальцев. Они не только сделали эту ошибку, но и совершенно не знали о существовании маленьких мышц, сгибающих первую фалангу мышц. Эту ошибку мы сами разделяли с ними в течение продолжительного времени. Эти маленькие мышцы мною подробно описаны в работах: «О расчленении мышц» и в «Началах анатомии». Я хотел продолжать это изложение, не упоминая о тех, 97. которые ошибались; вначале я даже принял это решение, но при рассмотрении этого вопроса я побоялся, как бы те, кто будет знакомиться с моей работой, видя мое разногласие с другими анатомами, не подумал, что ошибаюсь я, а не они. Легче, как мне кажется, заподозрить в ошибке одного человека, чем всех остальных. Подобное мнение тем скорее может составиться у людей, которые плохо знакомы с нашими другими работами по анатомии, в которых, указав предварительно, в чем ошибались наши предшественники при анатомировании, мы объяснили и причины их ошибок, причины, которые вовлекут в те же ошибки приступающих и теперь к анатомированию, если они не будут осторожны. Лица, присутствующие при наших рассечениях, поражались не тем, что анатомы не знали не только некоторых сухожилий, участвующих в движении, но пропустили и целые мышцы; они называют слепыми тех, кто впадает в столь грубые ошибки. Итак, оставив в стороне другие-особенности, ускользнувшие от их внимания в анатомии кисти, кто не увидит, если он только имеет глаза, что каждый палец не только разгибается 98. и сгибается, но и двигается в сторону? Между тем, когда анатомы упоминают о сухожилиях, приводящих в движение пальцы, они подразумевают те, благодаря которым они разгибаются и сгибаются, не зная, что и для боковых движений неизбежно существуют известные закономерности движений. Неужели ты также удивишься или откажешься верить, что малозаметные анатомические особенности оказались неизвестными тем, кто не признает фактов, видимых и без рассечения. Да будет это сказано один раз в общих словах и для всей остающейся части моего труда во избежание неоднократного повторения одного и того же. Мы дошли теперь до описания явлений, которые ясно обнаруживаются при: анатомировании и которыми до нас никто подробно не занимался. Следовательно, тот, кто хочет созерцать создания природы, не должен доверяться трудам по анатомии, а должен полагаться на свои глаза или посещая нас лично, или кого-нибудь из тех, кто обычно работает с нами или сам занимается анатомированием из любви к науке 99. Если же он будет довольствоваться только чтением, он тем более будет полагаться на моих предшественников-анатомов, так как ведь и числом их значительно-больше.

ГЛАВА IV

Но вернемся к нашей отправной точке и поговорим о мышце, которая видна поверхностно под кожей внутренней части предплечья, об этой неизвестной ни одному анатому мышце, покрывающей всю внутреннюю оголенную и лишенную волос часть кисти и созданной ради значительной полезности, о которой я скажу несколько дальше по окончании части моего1 труда, посвященной мышцам предплечья, приводящим в движение пальцы. С ладонной стороны, как было уже сказано, имеются только две мышцы и четыре — с тыльной,— одна разгибающая четыре пальца и помещающаяся, не без основания, посреди других, что было указано выше; две другие мышцы тянутся с каждой стороны; под ней расположена мышца, производящая боковые движения двух самых маленьких пальцев. С ними смежны две другие мышцы, сливающиеся вместе доопределенной точки и рассматриваемые по этой причине анатомами как единая. От одной берут начало два сухожилия, идущие к двум пальцам, каждое к одному; 100. одно сухожилие направляется к самому длинному пальцу, занимающему по своему положению середину, другое — к указательному пальцу. От другой мышцы отходит сухожилие, прикрепляющееся к самому большому пальцу, называемому также «антихейр». Все эти мышцы, прекрасно расположенные!на предплечье, двигают пальцы в боковом направлении. В самом деле, подобно тому как мышца, производящая прямое разгибание четырех пальцев, занимает середину, так и мышцы, производящие боковые движения, расположены в тех частях, к которым они должны притягивать пальцы; а это опять-таки, я думаю, является очень большим доказательством удивительного искусства. Ведь природа, словно неопытный работник, не поручила осуществлять боковые движения пальцев мышцам, расположенным вблизи, но поручила их отдаленным и в то же время наиболее пригодным для этих функций. Начало большого пальца находится так близко от лучевой кости (ker-kis), что почти с ней соприкасается. Все же мышца, приводящая его в движение, отходит от локтевой кости (pechys). To же самое относится и к мышце, которая дает боковое движение двум следующим за ним пальцам; таким образом, она действует противоположно той, 101. которая поворачивает все запястье. В самом деле, эта последняя, начинаясь на лучевой кости, соединяется посредством маленького сухожилия с частью, находящейся перед указательным и средним пальцами; можно заметить, что по своему взаимному положению они образуют фигуру, похожую на букву «хи» (X). При своем возникновении они действительно заняли положение, соответствующее тем движениям, которые каждая из них должна была выполнять. Еще больше ты убедишься в том, что было изложено, если рассмотришь все мышцы, двигающие запястье,— о нем я буду говорить в дальнейшем,— присоединив к этим мышцам еще другое сухожилие большого пальца, чтобы исчерпать все, что касается этих мышц. Выше было установлено, что для большого пальца, конечно, будет лучше, если вообще среднее напряжение его будет происходить благодаря действию не одного сухожилия, а двух боковых. Выше были также описаны сухожилие и мышца, которые поворачивают его к указательному пальцу. Та же, которая удаляет его от этого пальца, имеет общее начало (kephale, caput) с той, которая поворачивает все запястье ладонью вверх. Она была создана круглой в качестве поддержки, 102. идущей вдоль пальца до последней фаланги. Мышца, отходящая от общей с ней головки (kephale), которая, расширяясь, прикрепляется к части запястья, расположенной перед большим пальцем, поворачивает кисть наружу. Так как запястье имеет четыре движения: разгибание, сгибание, поворот внутрь и наружу, то и существуют два сухожилия и„две мышцы для сгибания и два сухожилия и две мышцы для разгибания. Те же мышцы управляют боковыми движениями; при повороте внутрь им помогает пятая мышца, расположенная с наружной стороны предплечья и оканчивающаяся в середине пясти (metacarpion) двойным сухожилием. Сухожилия, сгибающие запястье, расположенные оба с внутренней стороны предплечья, идут одна к области, находящейся над мизинцем, другое к области, расположенной над большим пальцем. Точно так же две разгибающие мышцы, лежащие с наружной стороны предплечья, прикрепляются одна над мизинцем, другая над большим пальцем. Если обе эти мышцы сокращаются вместе,— 103. они сгибают кисть, если это внутренние мышцы; они ее разгибают, если это наружные. Если одна из них сокращается, будь то внутренняя мышца, расположенная около большого пальца, или наружная около :мизинца, кисть слегка поворачивается внутрь. Если внутри лежащая мышца со стороны мизинца или наружная со стороны большого пальца будет сокращаться, то кисть слегка поворачивается наружу. Если же две мышцы, внутренняя со стороны большого пальца и наружная со стороны мизинца, будут сокращаться вместе, то кисть поворачивается внутрь не слегка, а насколько возможно. Подобно этому, если сокращаются •одновременно внутренняя мышца со стороны мизинца и наружная — со стороны большого пальца, кисть полностью поворачивается ладонью вверх. Так как для наиболее употребительных в быту действий поворот кисти внутрь с одновременным ее разгибанием является во многом наиболее полезным положением, было необходимо, чтобы это движение было .лучше обеспечено, чем движение ладонью кверху. Поэтому природа добавила пятое раздвоенное сухожилие, отходящее от мышцы, находящейся на лучевой кости и прикрепляющееся в области пясти, соответствующей среднему 104. и указательному пальцам, чтобы поручить ему это движение, пронацию. Почему же природа не поручила одному только сухожилию или одной только мышце разгибание и сгибание кисти? Я полагаю, что моему изложению недостает еще решения этой проблемы. Это прежде всего потому, что одна мышца не могла бы обеспечить для всего сочленения точное и сильное сгибательное движение; наоборот, сустав легко смещался бы и был бы слабым. При настоящем же расположении кисть отличается твердостью и уверенностью в своих движениях. Затем -природа не нашла бы свободной среднюю часть, где она неизбежно должна была бы поместить еще одно сухожилие, потому что это пространство .•заполнено внутри мышцами, сгибающими пальцы, а снаружи разгибающими; кроме того, ей потребовались бы еще другие сухожилия для выполнения боковых движений. При настоящем расположении и ввиду того, что разгибающие и сгибающие мышцы двойные, мы благодаря им пользуемся другими движениями кисти; мышцы, производящие их, не лишены благоприятного положения, и, таким образом, мы действуем значительно сильнее и увереннее, чем если бы они были построены так, как предполагалось выше. Все это было необходимо 105. именно так, как есть. Здесь следует внимательно отнестись к дальнейшему изложению и различать движения кисти от движений всего предплечья. Предплечье имеет четыре движения, аналогичные движениям кисти, на которых мы и остановимся подробнее в дальнейшем. Теперь же относительно их достаточно знать, что если держать кисть совершенно неподвижной, то можно ясно заметить эти четыре движения предплечья, производимые его сочленением с плечевой костью, и будет видно, что эта часть конечности разгибается, сгибается, поворачивается внутрь и наружу, причем кисть остается неподвижной. Сустав между локтевой костью и средней частью плечевой является местом разгибания и сгибания. Боковые вращательные движения выполняются сочленением лучевой кости с наружной стороной головки локтевой кости.

Дальнейшее изложение в нужный момент познакомит с мышцами, прикрепленными к области каждого Из этих суставов, расскажет, каковы они и каков их объем. Теперь же достаточно знать, что сгибательные 106. и разгибательные мышцы предплечья лежат на плечевой кости, что мышцы, вызывающие вращательное движение, прикреплены к самой локтевой кости, что они косые, поскольку их движения наклонны, и что они прикреплены к лучевой кости, потому что это движение осуществляется сочленением ее с плечевой костью. Дальше будет сказано и об этих движениях. Здесь о них было упомянуто, так как я намеревался перечислить все мышцы предплечья. Ведь ясно видно, что природа вполне разумно создала девять- наружных и семь внутренних мышц, снабдив каждую пз них двойной мышцей, о которой я только что говорил; так что мышц предплечья, предназначенных для движения кисти, семь на наружной части и пять на внутренней. Лучше сделать в нескольких словах беглый обзор их, чтобы легко вспомнить то, что будет сказано об их назначении.

ГЛАВА V

Самая большая — мышца, которая сгибает первый и третий суставы 1

каждого из четырех пальцев, тянется вдоль всего предплечья, где она :Ь|;

занимает всю середину 107. внутренней его части. Затем мышца, расположенная над ней и соединенная с ней, посылает к четырем пальцам сухожилия, которые прикреплены, как мы сказали, ко второму суставу. После них идет третья мышца, подобно им протянутая вдоль предплечья п расположенная под кожей; она покрывает всю внутреннюю поверхность ладони. Эти три мышцы занимают среднюю часть, две другие, маленькие, расположены с каждой стороны от них. Они сгибают запястье и прикреплены одна по направлению к мизинцу, другая — к большому пальцу. Из числа мышц, расположенных на наружной стороне предплечья, та, которая разгибает четыре последних пальца, расположена поверхностно под кожей, заполняя главным образом среднюю область органа; другие отклоняются от средней области и идут в косом направлении; две направляются к трем самым большим пальцам, последняя дает расширения к двум меньшим. Из трех других одна, как уже было сказано, расположенная на локтевой кости, разгибает запястье при помощи одного только сухожилия. А из двух, расположенных на лучевой кости, одна, проходя наклонно 108. над мыщелком (condylon) этой кости, раздваиваясь, разгибает запястье и в то же время отделяет большой палец от других. Другая, находящаяся над ней в наружной части, которая, как мы сказали, доходит до запястья впереди указательного и среднего пальцев, поворачивает кисть внутрь и разгибает запястье.

ГЛАВА VI

Мне остается сказать о сухожилии, находящемся под кожей ладони и берущем свое начало от прямой средней мышцы, которая меньше четырех остальных, потому что она не приводит в движение ни одного сочленения. Расположенная поверхностно под кожей, она занимает среднюю область органа. Ее сухожилие образуется до достижения им запястного сустава и начинает уплощаться, когда оно доходит до уровня этого сустава. Там оно походит на вторую кожу, белую и бескровную, лежащую под всей кожей кисти и пальцев. Итак, можно снять со всего тела кожу; и мне кажется, 109. что по этой самой причине говорят, что кожа называлась derma 8. Но та, которая покрывает ладонь, о которой здесь идет речь, так же как и находящаяся на подошве стопы, обтягивающая лоб и почти все лицо и другие части тела животного, не может быть содрана вследствие прикрепления к ней сухожилий и мышц. Говоря о каждой части тела, я расскажу, как к ней прикрепляются эти мышцы и сухожилия и ради какого их назначения. Следующий факт надлежит знать в общих чертах, а именно, что природа для некоторых частей создала некоторые сухожилия наподобие кожи, может быть, с целью или придать ей более тонкую чувствительность, или произвольное движение, или чтобы сделать ее менее подвижной, твердой или лишенной волос. Что касается кистей, этого орудия хватания, следовало, как мне кажется, чтобы кожа на них была малоподвижна, чтобы наряду с другими функциями сделать совершенным и уверенным схватывание мало объемистых предметов и в то же время, чтобы эта часть была одарена более тонкой чувствительностью, чем остальные участки кожи. Было бы нецелесообразно, чтобы существовало одно орудие для хватания, а другое 110.— для осязания или отдельный орган, чтобы брать посторонний предмет, поднимать его, перемещать и всячески обрабатывать и, кроме того, еще другой орган, чтобы узнавать у захваченного тела степень тепла и холода, твердости и мягкости и другие различия, доступные осязанию. Лучше, если тотчас по взятии предмета в руки можно было бы судить об его природе. Конечно, было бы ничуть не полезнее и не удобнее, если бы труд этого распознавания был поручен другому органу тела, помимо кисти, и не следовало возлагать это на всю кисть целиком, но только на внутренние части, благодаря которым она является органом хватания. Если требовалось, чтобы кисть стала органом осязания, то, поскольку она была органом хватания, было бы разумным, чтобы те же части, благодаря которым она является орудием хватания, служили бы ей и как органу осязания. Отсутствие волос, вызванное подкожным распределением вышеназванного сухожилия на ладонной стороне кисти, немало помогает точному распознаванию осязаемых качеств. Ведь если бы она была покрыта густой шерстью, она не могла бы непосредственно трогать тела, с которыми она приходит в соприкосновение, так как шерсть раньше заставляла бы коснуться себя; 111. теперь же, так как она совершенно гладкая, ни одна часть предмета, с которым она входит в соприкосновение, не может от нее ускользнуть; входя в непосредственное соприкосновение со всей поверхностью тел, она ощущает их на всем протяжении. Так как расширение сухожилия придает твердость этой части руки, то всем очевидно, что такое устройство полезно для многих производимых нами действий. Вот почему сухожилие маленькой мышцы покрывает внутреннюю часть кисти.

ГЛАВА VII

Пора вернуться к тому, что осталось сказать по поводу локтевой и лучевой костей; ведь почти все, что касается этих костей, было уже рассмотрено. Остается коснуться еще весьма немногого относительно косых мышц, приводящих в движение лучевую кость. Почему существуют две мышцы, поворачивающие лучевую кость внутрь, и две возвращающие ее наружу и почему они не имеют сухожилий? Относительно мышц, разгибающих и сгибающих запястье, было указано, что самым рациональным для этих мышц было прикрепление их по две вместе к оконечностям костей, которые надлежало привести в движение. 112. То же самое справедливо и по отношению к тем, которые двигают лучевую кость. В самом деле, и в данном случае не лучше было бы доверить все это движение одной только мышце, прикрепленной к середине лучевой кости, чем создать две мышцы, чтобы прикрепить одну у верхних частей, соседних с предплечьем, а другую у нижних, соприкасающихся с запястьем. Каждая, пз них имеет большое протяжение и прикреплена не только к оконечностям кости, потому что обе срастаются с ней своими мясистыми частями, прежде чем превратиться в сухожилия. Так как их прикрепления слабы, они должны охватывать большее пространство, для того чтобы прочность, которую дает прикрепленное к одной точке сухожилие, благодаря крепости своих волокон, была бы возмещена многочисленностью слабых мясистых прикреплений. Если кто помнит, что было сказано выше, то он уже знает причину, почему было неудобно и невозможно, чтобы из этих мышц могли образоваться сухожилия; если же он забыл, я напомню это вкратце. Кость не принимает мышечных прикреплений или потому, что она твердая, или потому, что маленькая, или потому, что казалось лучшим, чтобы этот орган был лишен мяса и был легким. Нельзя ссылаться ни на одну из этих причин, ИЗ. имея в виду лучевую кость, так как она ни тверда, ни маленькая и легкость или мясистость не имеют для нее никакого значения. Кроме того, ввиду непосредственной близости этих двух костей было невозможно, чтобы мышца, берущая свое начало на локтевой кости, могла стать сухожильной при своем прикреплении к лучевой кости. Сухожилия обязаны своим происхождением постепенному слиянию нервов и связок, разбросанных в мякоти мышц. Но эта постепенность требует довольно большого протяжения, особенно если речь идет о слиянии крупной мышцы. Мышца, находящаяся на верхней части лучевой кости, служит доказательством того, что я говорю правду. Из всех четырех здесь упомянутых мышц это — единственная, образующая перепончатое сухожилие, берущее свое начало на внутренней стороне лучевой кости около запястья. В самом деле, одна только эта мышца должна была осуществлять движение этой кости, охватывая ее немногочисленными прикреплениями, так как в отношении мясистых волокон она является самой длинной не только из всех двигающих лучевую кость, но и из всех остальных мышц предплечья. Вот почему число этих мышц равняется четырем, 114. а они имеют косое направление и целиком мясисты, за исключением четвертой, только что упомянутой, так как она, как я уже сказал, дает начало очень короткому перепончатому сухожилию. Природа поместила каждую из них в наиболее подходящем месте: мышцы, долженствующие поворачивать этот орган внутрь, она поместила во внутренней части и глубже, чем другие, для лучшей их защиты; ведь раньше было сказано, что большинство и притом самых необходимых и сильных движений выполняется кистью, повернутой внутрь. Мышцы же, поворачивающие руку наружу, природа по необходимости должна была поместить на наружной стороне. Но было. невозможно поместить эти две мышцы, подобно внутренним мышцам, на двух крайних оконечностях лучевой кости. В самом деле, часть, граничащая с запястьем, которая должна была быть легкой и немясистой, а кроме того, будучи уже занята началами сухожилий, приводящих в движение кисть, не могла вместить две косые мышцы. Поэтому одну из этих мышц, состоящую почти исключительно из мякоти, природа спрятала в пространстве, образованном расхождением двух костей, и протянула ее от локтевой кости 115. по направлению к лучевой. Так как ей было невозможно поместить другую мышцу в этом же пространстве, хорошо уже, что она вместила одну мышцу, и так как у нее не было другого свободного места, то она поместила ее над самой лучевой костью, сделав ее самой длинной из всех мышц, расположенных в этой части органа. "Ее верхний конец доходит до наружной части мыщелка плечевой кости. Находясь на известном, расстоянии над мышцами этой области, она спускается в их середину там, где образуется ее наиболее узкая часть. Этот ее конец, верхний, имеет как бы вид головки. Другой, нижний, тот, который приводит в движение лучевую кость, прикрепляется на внутренней стороне около ее сочленения с запястьем, оканчиваясь перепончатым сухожилием. Мои предшественники-анатомы жестоко ошибались и при описании этой мышцы по многим причинам, изложенным мною в «Руководстве по анатомии». Но пока, как мне кажется, мое изложение достаточно доказало великое мастерство природы в способе размещения этих мышц х. Для их предохранения она скрыла в середину 116. органа внутренние мышцы и одну из внешних, так как было невозможно поместить там обе и так как функции плеча не очень страдают, если мышца, лежащая на лучевой кости, подвергается какому-либо повреждению. Но если поражена внутренняя мышца, то будут парализованы самые важные функции кисти. В самом деле, она не может быть повреждена внешним ударом, если расположенные в этой области кости не будут ранее полностью раздроблены или сломаны. Природа в своем предвидении всегда дает подобную защиту наиболее необходимым частям. То же самое можно сказать о сухожилиях, двигающих пальцы и запястье, о чем было уже упомянуто несколько выше: менее важные заложены поверхностно, более необходимые — глубоко. Поскольку природа, как мы уже сказали, была вынуждена поместить поверх лучевой кости наименее нужную мышцу, она вполне разумно направила ее к наружным частям плечевой кости; ведь только благодаря этому положению она могла стать косой, что было необходимо ей, так как она осуществляет боковое движение. Итак, совершенно ясно для всякого, кто хотя бы с некоторым вниманием прослушал вышеизложенное, что природа хорошо сделала, 117. создав мышцы в таком значительном числе, каждую из них такой, какой она есть теперь, и расположив их такими, какими они являются теперь, принимая во внимание длину, положение и деление сухожилий. Если в моем изложении осталось что-либо без объяснения, как, например, какой-нибудь вопрос, аналогичный уже сказанному или тому, что в дальнейшем подвергнется рассмотрению, то это нетрудно будет найти тем, которые уже владеют столькими методами изучения; лишь бы только они всегда оставались верными одному из этих методов, который, как яркий свет, направит нас s куда следует и быстро приведет к открытию того, что исследуется. Этот метод был указан с самого начала нашего изложения. Что же это за метод? Необходимо точно знать функции и прежде всего строение каждой части, рассматривая факты, открываемые анатомированием на основании собственных наблюдений; ведь теперь книги тех, которые называют себя анатомами, изобилуют тысячами ошибок, которые мы отмечаем в другом труде, указывая не только ошибки, допущенные по отношению к каждой части, но и выявляя причины этих ошибок. 118. II нетрудно будет установить назначение частей, если только тебе вполне знакомо их строение, имея наставником самою природу. Приведем пример: так как сухожилия лежат на запястье у оконечностей локтевой п лучевой костей, оконечностей, лишенных мяса, обнаженных и скользких благодаря выпуклой форме, то только путем анатомирования можно установить, каким образом природа позаботилась об их безопасности. Нет человека, до такой степени несообразительного, кто бы, видя кость, имеющую бороздку, равную сухожилию, которое она должна принять, еще искал бы, сомневался и спрашивал, приняла ли природа меры для пх безопасности. Человек небольшого ума и непросвещенный может еще колебаться, отметив этот порядок на одной, двух или трех костях. Но постоянно наблюдая, что при прохождении каким-либо нервом или сухожилием значительно выпуклой кости происходит одно из трех: или кость имеет углубление, или прободение, или, по меньшей мере, нерв обвивает основание кости и никогда не идет обнаженным 119. и без защиты на выпуклости, то ему вполне станет ясным, какое искусство проявляет природа, защищая каждую часть. Но если будет признано еще, что не только нервы и сухожилия, но также сосуды укреплены в бороздках костей посредством перепонок, которые окружают их и сверху и снизу, то, мне кажется, тем более нужно согласиться, что природа приняла все эти меры, чтобы сделать все части защищенными. Эти предосторожности приняты как для всех частей тела, так особенно и для выпуклых костей запястья. В самом деле, апофизы лучевой и локтевой костей были выдолблены, чтобы принять сухожилия трех мышц, расположенных на наружной части органа и приводящих в движение запястье. Вследствие этого все находящиеся в этой части сухожилия окружены со всех сторон широкими толстыми и твердыми перепонками, отходящими от костей, на которых расположены сухожилия, так что они нелегко повреждаются от внешних ударов и не страдают от твердости костей. Подобно тому, как для того, чтобы доказать, что природа позаботилась о безопасности частей, достаточно внимательно наблюдать факты, открываемые анатомированием, 120. точно так же можно доказать, что она дала каждой мышце и каждому сухожилию величину, соразмерную с функциями, как это было указано в первой книге, поручая движения более слабые небольшим мышцам и сухожилиям, а движения более сильные — мышцам, которые она создала не только более крупными, чем остальные, но даже двойными. Я доказал, что природа с удивительным искусством установила как общее число мышц, так и их расположение, и что касается их, то мне нечего больше добавить.

ГЛАВА VIII

Но пора перейти к беседе о костях, начиная с кисти, так как число костей в ней также очень значительно. Выше было сказано, что каждый палец обязательно должен был иметь три кости именно той формы, того положения и той величины, которые они имеют в действительности. Но ничего не было сказано, почему природа создала запястье из восьми косточек, а пясть — из четырех различной формы, и почему кости запястья расположены двумя рядами, а кости пясти — в один ряд? Ничего 121. также не было сказано раньше ни о форме, ни о твердости, ни о расположении этих костей. Начнем же свое исследование с их числа. В самом деле, нам может показаться странным, что демиург вселенной, создавший из одного целого бедро и плечевую кость,— эти два самых больших члена туловища,— снабдил такую небольшую часть, как запястье, восьмью, а пясть — четырьмя костями. Что касается пальцев, то разнообразие положений, принимаемых ими при движениях, является доказательством целесообразности их числа, но ничего подобного мы не видим по отношению к запястью и пясти. Однако,— ведь надо же вознаградить себя, утверждая противное, как где-то сказал Гиппократ10, — эти части так искусно расположены, что ничего не нужно для полного их совершенства. Докажем это: ни одна из восьми костей запястья ни в чем не похожа на соседнюю ни по форме, ни по величине. Однако же они соединены с такой соразмерностью, что с трудом удается установить их число: если только ты не удалишь аккуратно связки и не освободишь запястье от покрывающих его перепонок, ты подумаешь, что все кости составляют одно целое. Как можно не признать удивительного искусства, соединенного с предусмотрительностью, в том факте, 122. что запястье, состоящее из нескольких костей различной формы с внутренней стороны, было создано, насколько это требовалось для кисти, вогнутым и выпуклым со стороны внешней, тоже согласно необходимости. Придать верхней части, той, которая граничит с предплечьем, выпуклость такой формы и такой соразмерности, что она своей фигурой и размером наилучшим образом приспособлена к тому, чтобы сочлениться с костями, находящимися над ней,— разве это не является для запястья лишним доказательством наилучшей предусмотрительности и совершенного мастерства? Конечно, ты придешь в восхищение не только от этого устройства, но посмотри также на нижнюю часть: ты увидишь там четыре маленькие расположенные одна за другой ямки, образующие сустав с косточками пясти. Хрящ покрывает не только эти углубления, но и все точки соединения костей между собой внутри запястья. Снаружи все эти части сдерживаются вместе крепкими перепонками, служащими связками для суставов и прикрытием для костей, которые они окружают. Что же касается пясти, то четыре параллельные кости направляются к пальцам; они отделены друг от друга и 123. не полностью соединены вместе, как кости запястья; ведь они должны сочленяться с пальцами, частями, предназначенными к возможно более широкому расхождению, тогда как верхние части запястья сочленяются с окончаниями лучевой и локтевой костей, которые соединены. С наружной стороны кости пясти слегка выпуклы, но с внутренней стороны они скорее уплощены, так как, находясь за запястьем, они должны сообразоваться с его формой; и они так сходны, что соединения тех и других представляют собой две гладкие поверхности, с внутренней стороны вогнутую, а с наружной—-выпуклую. Поэтому, когда нам нужно разогнуть кисть, наружные сухожилия разгибают все пальцы, как бы загибая их кверху, и в то же время разгибается находящийся позади кисти запястный сустав. Сжатые между пальцами и предплечьем, с силой приподнимаемые сухожилиями, как бы рычагом, запястье и пясть вынуждены выйти из своего первоначального положения. Но, не имея возможности двинуться к наружной стороне вследствие напряжения находящихся там сухожилий, им остается возможность смещения внутрь и, сжимаемые со всех сторон, они со всей силой устремились бы в эту сторону, если бы связки их были тонкими и слабыми; теперь же 124. сила этих связок приходит им па помощь, так что они не могут вывихнуться. Итак, каждое сочленение, взятое в отдельности, смещается очень незначительно, но в результате всех этих смещений получается большой силы движение. На долю сухожилия падает главное усилие (dynamis) при осуществлении этих движений. Вытягиваясь на выпуклостях костей, они оттесняют их внутрь, в результате этого во время напряжения возникает двойное ощущение, доступное для чувств. С одной стороны, начинает исчезать бывшее прежде полым внутреннее пространство [кратер ладони.— В. Т.], заполняемое оттесненными к нему косточками, с другой стороны, исчезает существовавшая первоначально снаружи выпуклость. Итак, запястье и пясть могут быть разогнуты не только потому, что заполнено полое пространство кисти, но и потому, что выпрямляется выпуклость. Если же мы хотим сделать ладонь углубленной, мы поступаем совершенно наоборот. Ослабляя натянутые наружные сухожилия и натягивая внутренние, мы сгибаем пальцы. При помощи всех этих движений каждая кость легко возвращается на то место, которое она занимала на наружной стороне. Ни одно из этих двух движений никогда не могло бы 125. осуществиться, если бы кости не могли подаваться, а они не подавались бы, если бы составляли одно неделимое целое. Отсюда следует, что кости запястья и пясти, обладая благодаря своей многочисленности способностью менять положение, делают кисть то по возможности углубленной, то снова плоской, так как нам поочередно необходимы эти два положения. Одно пз этих положений исчезло бы совершенно, если бы кости не были многочисленны. Подобное строение обеспечивает не только функцию кисти, но и устойчивость. Если бы между пальцами и предплечьем находилась одна сплошная кость, вогнутая изнутри, и выпуклая снаружи, и обнаженная. как ей подобало быть,— согласно тому, что было указано выше,— она легко подверглась бы перелому под воздействием всякого ударившего по ней твердого тела, а если бы она была сломана, целостность органа была бы разрушена, как нарушается все, состоящее из одного только куска. Теперь же, поскольку эта кость состоит из двенадцати косточек п, пострадает только двенадцатая часть комплекса, если будет повреждена одна кость. Но, чтобы совершенно устранить возможность ее повреждения, было лучше, если бы она состояла из нескольких костей и притом таких твердых, какими они и являются. В самом деле, уступая ударяющим их телам, они ослабляют благодаря своим сочленениям силу удара этих тел. 126. Точно так же наступательные орудия, как, например, копье и всякое подобное тело, легче пронзают ткань, когда она напряжена, чем когда она ослаблена, потому что в первом случае есть сопротивление. а во втором — ткани, пассивно подаваясь, ослабляют силу тел, которые их ударяют. Кости запястья и пясти благодаря своему соединению пользуются двумя преимуществами: невосприимчивостью к повреждениям, обусловленной совокупностью костей, и невосприимчивостью, зависящей от природы каждой из них в отдельности. Первое обязано их числу. второе — твердости. Разнообразие формы способствует невосприимчивости целого: ведь кисть тысячью способами подается под поражающими: ее со всех сторон ударами. А если бы все кости были одной формы, кисть не находилась бы в безопасности, так как она не могла бы подаваться в разных направлениях. Вот почему кости кисти многочисленны и так: соединены и сейчас.

ГЛАВА IX

Почему существуют восемь косточек в запястье и четыре — в пясти, и почему хорошо, что их не больше и не меньше? Я изложу это ниже, предварительно напомнив то, что было сказано в конце первой книги, 127-частью же доказав это теперь. В первой книге объяснено, почему было лучше, чтобы не было ни больше, ни меньше пяти пальцев. Но почему пальцы кисти расположены не так, как пальцы на стопах, на одной линии, но большой палец противопоставлен другим? Об этом было уже сказано> и раньше, но здесь следует добавить то, что было опущено выше. Стопа является органом хождения, а кисть — органом хватания. Стопе требовалась твердость поступи, а кисти — разнообразие хватательных движений. Для устойчивости стояния требовалось, чтобы все пальцы были, размещены в одном ряду. Необходимость принимать различные положения для хватания требовала, чтобы большой палец был противопоставлен другим. Если бы большой палец был прямо противопоставлен другим пальцам, занимая середину внутренней части запястья, многие из действий кисти пострадали бы, особенно те, которые выполняются при помощи поднятия большого пальца (thenaron) одной только кисти либо двух сразу. Вот почему следовало, чтобы он был помещен сбоку и очень далеко отстоял от других. Так как боковое положение может быть двояким и большой палец можно было поместить или со стороны мизинца, 128. или со стороны указательного пальца, было разумно поместить его со стороны указательного, так как кисти в этом случае должны были быть обращены друг к другу, а иначе они были бы повернуты в противоположном направлении. Кроме того, при предельных сгибаниях пальцев мизинец не оставляет никакого пустого пространства, указательный же — довольно значительное, которое, очевидно, нуждается в большом пальце как в крышке. Поскольку было необходимо, чтобы большой палец помещался в этой области, природа соединила его первую фалангу суставом с ближайшей костью запястья. Если бы он был соединен с какой либо костью пясти, он не мог бы достаточно отклоняться от указательного, а в таком случае плохо действовал бы и совместно с этим пальцем, а также-с каждым из остальных, и еще хуже, если бы нужно было охватить предмет. В каждом из этих действий назначение большого пальца очевидно из-за большого расстояния, отделяющего его от других пальцев. Вот почему природа отставила этот палец возможно дальше от других

ГЛАВА X

Природа поместила между предплечьем 129. и четырьмя пальцами запястье и пясть, состоящие из многих костей по причинам, о которых мы сказали выше. Но почему запястье состоит из восьми костей, а пясть — из четырех? Это подлежит сейчас рассмотрению. Пясть состоит из четырех костей, по-видимому, потому, что хотя число пальцев равняется пяти, но большой палец сочленяется с запястьем, а из других каждый сочленяется с костями пясти. Надо сначала доказать, почему было необходимо, чтобы запястье состояло из восьми костей и чтобы они были расположены двумя рядами. Природа отделила друг от друга кости пясти для того, чтобы они соединялись с костями пальцев, далеко отстоящими друг от друга; таким образом, природа сама подготовила расхождение мышц, о чрезвычайно разумном устройстве которых было сказано выше. Все кости запястья соприкасаются друг с другом; те, которые связаны с предплечьем, соединены более тесно, связанные с пястью — менее. Было необходимо, чтобы первые составляли как бы одно целое и были некоторым образом как одна кость соединены с костями предплечья и выполняли разнообразные и сильные движения. В самом деле, все сильные 130. действия кисти это движения, происходящие в сочленении запястья с предплечьем. Что касается других костей, то не было необходимости, чтобы они были как одно целое соединены с костями пясти, отделенными друг от друга; им не приходится выполнять никаких сильных движений. Для их сохранности значительно полезнее было более слабое соединение, так как подобное устройство успешнее отражает силу внешних ударов. Так как, с одной стороны, было лучше, чтобы кости запястья были многочисленны, а с другой,— чтобы те, которые граничат с предплечьем, были связаны иначе, чем граничащие с пястью, природа разместила их в два ряда. Так как числу костей пясти необходимо равняться четырем, первая же кость большого пальца расположена рядом с ними на одной линии, ввиду чего некоторые анатомы относят ее к костям пясти, и так как весь ряд пясти сочленяется с нижней частью запястья, то эта часть вполне разумно была составлена из четырех костей, тогда как другая, которая сочленяется с предплечьем,— из трех. Ввиду того что запястье, сочленяющееся с предплечьем, должно было быть очень узким, а прикрепление пальцев — очень широким, 131. вся средняя часть насколько отходит от обоих концов, настолько становится уже и уплощается и тем более она приближается к ширине и к сужению, чем более удаляется от оконечностей. Итак, между предплечьем и пальцами имеется три ряда костей: первый — со стороны предплечья, состоящий из трех костей, второй — из четырех, третий, сочленяющийся с предыдущим,— из пяти, из которых одна кость относится к большому пальцу, четыре другие составляют пясть. Итак, может показаться, что запястье состоит из семи косточек. Но если ты затем послушаешь то, что будет сказано специально об удлиненной косточке, расположенной с внутренней стороны запястья, посредством которой оно сочленяется с небольшим апофизом (apophysis) локтевой кости, если ты сам услышишь, ради чего природа создала эту кость, ты вполне убедишься, что для запястья нельзя было придумать лучшего строения, чем из восьми косточек,— ни более, ни менее. Так как по этому вопросу вполне достаточно сказано, то дальнейшее изложение коснется апофизов и эпифизов не только запястья, но вообще всех членов.

ГЛАВА XI

132. Так как в том месте, где кости особенно велики и должны образовать суставы, необходимо, чтобы одна кость принимала, а другая — была принята; в то же время, поскольку необходимо, чтобы та, которая принимает, имела впадину, а та, которая входит, представляла собой выпуклость, природа создала апофизы для одних и эпифизы для других. У входящих костей они выпуклы и со всех сторон закруглены, у костей принимающих они вогнуты внутрь, а снаружи выпуклы. Итак, чтобы запястье могло сочлениться с оконечностями локтевой и лучевой костей, каждая из этих двух костей вполне естественно обладает эпифизом, выпуклым и закругленным снаружи и вогнутым внутрь. Эпифиз лучевой кости снабжен кругом и на всем своем протяжении валиком, плотно сжимающим находящийся с этой стороны край запястья. Эпифиз локтевой кости не совсем такой же. Но внутренняя часть, обращенная к лучевой, похожа на эпифиз этой последней кости; другая же часть, которая по прямой линии продолжает в длину этот орган, оканчивается круглой головкой, которая помещается в суставной впадине [glenoeides — похожей на желудь.— В. Т.] — запястной кости, 133. находящейся с этой стороны, так что сочленение запястья двойное: одно образуется оконечностями запястных костей, входящих во впадину, расположенную между эпифизами лучевой и локтевой костей; другое, небольшое, образуется костью, охватывающей маленький апофиз локтевой кости. Этот последний был создан ввиду вращательных движений кисти для поворотов внутрь и наружу; при помощи другого большого сочленения запястье разгибается и сгибается. Именно ввиду этих функций оконечности лучевой и локтевой костей были созданы шаровидными. Но природа воспользовалась этим устройством для другого назначения, согласно своему обыкновению пользоваться для одной функции частью, предназначенной для другой; она поместила головки сухожилий, приводящих в движение пальцы, во впадины, образованные промежутками между возвышенностями. Таким образом, она снабдила эти сухожилия своего рода стеной или башней как надежным средством защиты.

ГЛАВА XII

Так как с наружной стороны имелась выпуклость, достаточная для оконечности локтевой кости, а внутренние части были опущены вследствие маленького апофиза, направленного к наружной стороне вниз и охваченного, как мы уже сказали, одной из запястных костей, природь поместила и здесь в качестве ограды продолговатую кость, направляющуюся прямо внутрь и защищающую мягкие части, находящиеся в этой: области, и особенно нерв, идущий из спинного (notiaion) мозга и распределяющийся по внутренней стороне кисти. Это — восьмая кость запястья. Выше мы ничего не сказали о весьма удачном ее строении. Так как существует полное соответствие между всеми косточками запястья, то природа, не имея места, где бы она могла поместить в полной безопасности, кость, о которой идет речь, по своей премудрости изобрела много удивительного. Прежде всего она сделала нижний конец этой косточки очень тонким, надеясь только таким способом найти подходящее для ее прикрепления место. Затем, подняв ее в достаточной мере, она сделала другой, ее конец губчатым и хрящевидным. Таким образом, она подготовила пространство, достаточное для прикрепления сухожилия, сгибающего запястье в этом месте. Ведь оно было слишком объемисто, чтобы при. помощи столь маленького хряща прочно укрепиться на одной из костей самого запястья, поэтому природа прикрепила его к гороховидной кости и 135. тонкий конец этой кости направила книзу и поместила его между костью, охватывающей маленький апофиз локтевой кости, и большой головкой, также называемой мыщелком (condyion), откуда начинается маленькая шейка, которая, отходя от наружных и внутренних частей., затем оканчивается другой маленькой головкой, сочленяющейся, как: было выше указано, с одной из костей запястья. Эта хрящевидная кость, находясь в очень небольшой впадине, неизбежно подвергалась бы опасности и обладала бы большой подвижностью; но природа соединила ее с соседними костями крепкими связками, которые тянут одинаково во всех направлениях, так что она держится прямо и с трудом скользит по валику кости, охватывающей маленький апофиз локтевой кости. Так как большое сухожилие, сгибающее запястье, прикрепляется к головке этого апофиза и должно было притягивать к себе маленькую кость, опрокидывая ее, природа противопоставила ему другую равную силу, поместив на противолежащих частях связку, оканчивающуюся у пясти. Таким: образом, хрящевидная кость, 136. натягиваемая одинаково со всех сторон, никуда не сдвигается. Таково устройство костей запястья со стороны мизинца. Что касается внутренней области, соответствующей большому пальцу, то, так как и здесь была нужна некоторая защита для одного из нервов, спускающихся сверху, т. е. для того, который частично разветвляется на наружную сторону кисти, и, кроме того, нужна была поверхность для прикрепления тех из сгибательных сухожилий кисти,. о которых мы еще не говорили, и так как не было места, чтобы поместить, там другую кость, аналогичную той, которая находится со стороны мизинца, природа прибавила к первой кости запястья удлиненный апофиз. губчатый и хрящевидный идущий к внутренней части кисти, й сюда она прикрепила это сухожилие, сгибающее кисть. Природа не захотела ограничить все прикрепление только одним этим апофизом; она продолжила его до пясти, ради большей прочности сделав это сухожилие раздвоенным, и прикрепила к заднему концу костей, соответствующих указательному и среднему пальцам. То, что природа сделала на внутренней стороне кисти для сухожилий, осуществляющих движение первого ж третьего суставов пальцев, природа по тем же причинам 137. сделала и для этой области. В самом деле, эти сухожилия, которые не должны были кончаться у первой фаланги, но продолжиться до третьей, она прикрепила к костям посредством связок. То же самое касается сухожилия, о котором сейчас идет речь; она прикрепила его не непосредственно JC апофизу, но к связке, которая его окружает, чтобы оно могло продвинуться дальше, так как сухожилия, непосредственно прикрепленные к костям, тут и кончаются. Природа создала еще другой апофиз, состоящий из одной маленькой хрящевидной кости, соединенной крепкими связками с костью запястья, о которой идет речь, и с той, которая следует за ней и сочленена с первой фалангой большого пальца, чтобы прикрепить и здесь одно из двух разветвлений сухожилия, которое, как мы сказали раньше, приводит в движение большой палец и запястье. Таким •образом, можно было бы считать кость у запястья девятой, но анатомы ее не считают, как не считают и другие кости, называемые сесамовидными (sesamoeides), которые природой помещены около многих других суставов ног и рук с целью их защиты. Два других 138. сухожилия, приводящие в движение запястье, оба расширяясь, прикрепляются одно к костям пясти, находящимся впереди указательного и среднего пальцев, другое — на кости пясти перед мизинцем, как было выше указано. Но ни то, ни другое не нуждалось ни в апофизе, ни в эпифизе, ни в каком-либо другом наружном выступе кости; и им достаточно было прикрепления к кости посредством хряща, поскольку они сравнительно маленькие и управляют слабыми движениями. Я изложил почти все наиболее важное, касающееся кисти; если же я позабыл какую-либо незначительную подробность, то всякий легко ее заметит, как я уже сказал, разбирая строение этого органа. Так, например, то, что из четырех сухожилий, разгибающих и сгибающих запястье, два наружных окажутся явно .косыми и что одно из них прикрепляется на наружной стороне кости, находящейся перед мизинцем, тогда как другое — на внутренней стороне той, которая находится перед большим пальцем. Если вглядеться внимательно, то легко увидеть, что внутренние сухожилия также имеют известный наклон и что 139. подобное положение является для них полезным не только, чтобы разгибать и сгибать запястье, но чтобы также давать кисти боковое движение. И того, что я сказал, достаточно, относительно этого.

ГЛАВА XIII

Теперь надо рассказать о положении и устройстве лучевой кости, а также о локтевой. Вполне разумно, что положение лучевой кости наклонно, равно как локтевой — прямое. Необходимо было, чтобы и положение каждой из этих двух костей соответствовало характеру их взаимных движений. Сгибательное и разгибательное движения совершаются по длине органа, а поворот внутрь и наружу — это движения боковые. Вследствие этого лучевая кость с изгибом, а локтевая прямая. Последняя служит для разгибательных и сгибательных движений, а первая — для вращательного. По той же причине суставные поверхности обеих этих костей, сочленяющихся с плечевой костью, различны; но об этом я скажу несколько дальше. Что касается лучевой кости, то я уже сказал, что она с изгибом. Так как изогнутое положение всегда может быть двояким, потому что 140. оно, начинаясь во внутренних частях, оканчивается с наружных или, наоборот, начинается в наружной части и кончается во внутренней; я сейчас объясню, почему природа избрала для лучевой кости из этих двух второе направление. Что касается боковых движений руки, то, как сказано выше, движения назад (hyptios)— супинация служат функциям, наименее многочисленным, в то время как движения вперед (prones) — пронация — служат функциям, более многочисленным и важным. Вот почему природа расположила лучевую кость так, что она легко повинуется движениям пронации, ставя свой верхний конец на наружную головку плечевой кости и направляя нижний конец к большому пальцу. При противоположном положении лучевая кость легче осуществляла бы движения супинации, чем пронации; ведь пронация является фигурой, наиболее близкой к теперешнему положению, а супинация наоборот. В самом деле, для всего, что движется, переход быстрее и легче к тому, что близко, и труднее к тому, что дальше. Вот почему лучевая кость с изгибом и почему этот изгиб именно таков. Но почему она лежит на локтевой кости? Потому что локтевая кость длиннее лучевой и потому что она занимает самую большую часть 141. сочленения плечевой кости. Поэтому было вполне разумно, чтобы более короткая кость вращалась вокруг более длинной. Почему эти две кости тонкие посередине и толстые со стороны локтя и запястья? Потому, что было необходимо, чтобы средняя часть дала место мышцам, а концы расширялись бы за счет эпифизов: ведь выше было уже сказано, что эпифизы необходимы для суставов. Почему из двух оконечностей каждой кости конец локтевой кости наиболее утолщен со стороны локтя, а конец лучевой — со стороны запястья? Разве это не потому, что у запястья одно сочленение общее с двумя костями, и потому, что было необходимо для локтя, чтобы локтевая кость превосходила по своему объему лучевую, так как локтевой сустав более полезен для движений всего члена?

ГЛАВА XIV

Так как было достаточно сказано о положении и форме не только Лучевой, но и локтевой кости, остается сказать о сочленении этих двух костей с плечевой. Тут у локтевой кости имеются два 142. апофиза, выпуклых «снаружи и вогнутых изнутри; один, больший, отходит от задней и нижней части, другой, значительно меньший,— от частей верхних и передних. Их ямки, будучи обращены друг к другу, образуют одну большую полость, похожую в обоих случаях на букву сигма — «2»- Потому-то и называют эти апофизы одним общим названием короны (согбпе, сого-поп). Это название они получили, так как имеют форму полукруга. Как мы уже сказали выше, афиняне называют большой задний апофиз локтевым отростком (olecranon), а Гиппократ — апсоп — локтем. Таково устройство оконечности предплечья.

ГЛАВА XV

А вот, что я скажу относительно плечевой кости (brachion). Она имеет по эпифизу с каждой стороны головки, один —с наружной, другой — * внутренней стороны. Между этими эпифизами имеется некая полость, гладкая, закругленная, похожая на так называемые желобки блоков, в которой двигаются венечные отростки локтевой кости. Там, где кончается 143. эта полость, с каждой стороны находятся батмиды (bathmis),— так Гиппократ называет ямки плечевой кости, в которые входят венечные отростки локтевой кости при сгибании и разгибании всего предплечья. Они служат пределом для крайнего сгибания и разгибания. Вот почему они были созданы природой таковыми и такой именно длины; и главным образом по той же причине они были помещены на этой части плечевой кости. Поэтому, когда передний венечный отросток начинает двигаться, то при этом и вся локтевая кость делает вращательное движение и предплечье сгибается, так как движение локтевой кости во внутреннем направлении влечет за собой сгибание. Но если локтевая кость поворачивается в другую сторону (это имеет место, когда его задний венечный отросток начинает движение), тогда предплечье разгибается. Поскольку венечные отростки свободно скользят по выпуклостям плечевой кости, то передний вызывает сгибание всего сустава, а задний разгибание. Но как только они достигли батмид [углублений.— В. Т.] и вошли туда, они не могут двигаться дальше — и здесь предел их движений. 144. Если бы батмид совсем не существовало или если бы они были больше или меньше, чем в действительности, многие из движений предплечья пострадали бы. Если бы их совсем не было, разгибание и сгибание были бы полностью исключены, так как бугры плечевой кости столкнулись бы с венечными отростками локтевой кости. Если бы они были меньше, чем они •есть, то полное разгибание и сгибание предплечья тем скорее встретили бы препятствия, чем раньше положенного батмиды столкнулись бы с венечными отростками. Но если бы они были больше или плечевая кость была бы прободенной, то очевидно для всех, что локтевая кость была бы вынесена назад за пределы полного разгибания; а если бы это было так, мы не обладали бы никакой возможностью сопротивления при движениях быстрых и сильных, которые мы делаем при полном разгибании руки. Ведь если бы задний венечный отросток локтевой кости и был совершенно свободным, он легко соскользнул бы с выпуклости плечевой кости и, чем больше он сам соскользнул бы, тем сильнее он ослабил бы силу действия. Но при наличии батмид существующей величины 145. разгибание и сгибание предплечья совершенно точны, так что движения не грешат ни излишеством, ни недостаточностью. Для всякого желающего видеть — ясно, что именно в целях высшего совершенства форма батмид находится в наилучшем соотношении с входящими в них венечными отростками. В самом деле, самым лучшим является то, что бугорки со всех сторон точно сжаты в ямках, так что не остается места для пустого пространства. Невозможно себе представить лучшего устройства, чем существующее, при котором каждая батмида начинается у наиболее широкой части верхнего края и кончается ниже, сильно сузившись. Кроме того, тот факт, что батмиды тянутся, постепенно суживаясь, чтобы соответствовать венечным отросткам, так чтобы ни в одной точке не было ни сжатия, ни ослабления, ни отсутствия опоры, то не является ли это явным доказательством предусмотрительности. Искусное расположение батмид обнаруживается еще в том, что они помещаются именно там, где должны были столкнуться с ними венечные отростки локтевой кости при полном вытягивании и сгибании предплечья, и это очевидно для всех. В самом деле, если принять во внимание, что ни в какой другой 146. части плечевой кости нет углублений, а те, которые существуют, созданы не напрасно и разбросаны не случайно, но расположены в самом выгодном месте, кто не признает, что все сделано к лучшему? Ведь, кроме расположения, все их строение в смысле размера и формы так аккуратно и точно приспособлено к функциям плечевой кости, что в случае малейшего изменения орган был бы изувечен. Что и венечные отростки локтевой кости прекрасно устроены, ты главным образом поймешь, когда подумаешь, что если бы венечные отростки были короче или длиннее, более косые или более прямые, загнутые или более закругленные, более узкие или более широкие, чем в действительности, или каким-либо иным образом изменены, то соответственно пострадала бы функция плечевой кости. Если предположить, что венечные отростки длиннее, чем на самом деле, то для всех ясно, что, преждевременно столкнувшись с плечевой костью, они некоторым образом помешали бы полному разгибательному и сгибательному движениям. Если опять-таки предположить, что они короче, то, 147. с одной стороны, локтевая кость изогнется и согнется назад, с другой — все сочленение потеряет свою прочность, так что плечевая кость легко отделится от локтевой, выступив за задний апофиз при сгибании и за средний — при разгибании. Если бы они были более закруглены или более прямы, чем они есть, то непременно значительно уменьшилась бы устойчивость углубления, расположенного между мыщелками плечевой кости и закруглением; в свою очередь это углубление не было бы так прилажено на всем протяжении своей поверхности к венечным отросткам локтевой кости, как теперь. Если бы эти венечные отростки были более узкими, и тогда среднее углубление плечевой кости, в котором они вращаются, оказалось бы слишком широким, они опять-таки были бы лишены устойчивости и, болтаясь, так сказать, часто отклонялись бы в стороны, так что пострадала бы способность двигать всю локтевую кость по прямой линии. В результате функция предплечья, лишенного поддержки и точки опоры, была бы слаба. Точно так же, если бы они были шире, чем средняя часть плечевой кости, они не могли бы войти в углубление, но остались бы висящими на гребнях головок плечевой кости. Теперь же, 148. когда их поверхность прилажена к блоковидному (trochilodes) углублению, каждый из венечных отростков плотно охвачен со всех сторон мыщелками плечевой кости и локтевая кость никак не может уклоняться в стороны, поэтому сочленение прочно и пригодно для функций плечевой кости. Из двух головок плечевой кости наружная та, которая меньше, была создана для сочленения с лучевой костью. Внутренняя, большая, не имеет никакой смежной кости, поэтому она выдается на внутренней стороне плечевой кости и кажется оголенной и лишенной мякоти и на взгляд, и на ощупь. Но будет более уместно говорить о ней в связи с сосудами, проходящими по всему телу, не только артериями и венами, но и нервами. Ведь я решил отдельно говорить по каждому пункту, по мере того, как я буду продвигаться в своем изложении. Так что я буду говорить и о внутренней головке плечевой кости, когда речь будет идти о сосудах и нервах, для защиты которых она и была создана. Кроме того, природа использует дополнительно и эту головку для другой цели, прикрепляя 149. к ней головку верхнего окончания мышц, лежащих по прямой линии на внутренней -части локтевой кости. Что касается внешней головки, то я должен сказать здесь, что лучевая кость, управляющая вращательными движениями предплечья, окружает ее своей суставной впадиной, а также что крепкие перепончатые связки, отходящие от эпифизов, служат средством прикрепления и сжимания, охватывая со всех сторон весь сустав так, что головка плечевой кости не может ни выскочить из углубления, в котором она находится, несмотря на то что последнее поверхностно и неглубоко, ни быть стесненной в своих движениях; ведь свойство связок таково, что они поддаются удлинению пропорционально натяжению и не отказываются от любых движений. Таковы же природа и назначение связок и во всех других сочленениях; ведь нет такого сочленения, которое было бы совершенно лишено связок, но некоторые имеют более многочисленные и крепкие связки, другие менее многочисленные и более слабые. Природа не случайно избрала такое устройство, но создала 150. тем больше связок и тем более крепких, чем большей безопасности и большей свободы движений требовалось для сочленения. Природа не любит делать ничего недостаточного, ничего чрезмерного и бесполезного. По этой причине природа, соразмеряя с функциями лучевой кости, о которой мы сейчас говорим, плотность и число связок, дала ее сочленению не менее крепкие связки, чем сочленениям всего туловища; точно так же она снабдила мощными связками сочленение локтевой кости с плечевой. Но, несмотря на всю плотность этого сочленения самого по себе, она, опасаясь силы происходящих там движений, связала крепкими связками лучевую и локтевую кости на каждой из их оконечностей. Но достаточно о локтевом суставе. Поговорим теперь о других частях плечевой кости.

ГЛАВА XVI

Что касается плечевой кости, то мне остается сказать о четырех мышцах и одной кости, так как о нервах и артериях плечевой кости будет написано, когда я буду говорить о всех сосудах туловища. 151. Плечевая кость с полным основанием является выпуклой с наружной стороны и вогнутой с внутренней. Как было сказано вначале,— лучшее из всех устройств то, при котором плечевые кости обращены друг к другу и притом как бы глядят друг на друга своими вогнутыми сторонами, а их выпуклости обращены наружу. Скажем также, что такое устройство сделало руки вполне приспособленными к охвату круглых предметов; в то же время оно обеспечивает безопасное место сосудам, расходящимся по всей руке. Кроме того, как мне кажется, вполне ясно, что к лучшему и то, что плечевая кость покрыта мышцами, приводящими в движение предплечье, так как эта кость нуждалась в средствах защиты и покрова не только против тепла и холода, но, кроме того, и в особенности при столкновениях с твердыми телами. Ведь кожа, лишенная мякоти, не имела возможности противостоять ни одному из этих воздействий. Что мясо составляет основы мышцы, было указано почти всеми анатомами, а также нами в труде «О движении мышц», 152. но не был подробно изложен способ ее соединения с нервами и связками и не объяснены ее функции. Об этом мы будем говорить в продолжении этой работы. Теперь достаточно рассмотреть то, что общепризнано и что обнаруживается при анатомировании; я подразумеваю, что мясо составляет часть вещества мышц. Следовательно, так как плечевая кость должна была быть окружена со всех сторон мясом и в то же время должна была обязательно иметь прикрепленные к ней мышцы, которые будут двигать предплечье, то она получила не отдельно бездеятельные мясные ткани и отдельно мышцы, но в мышцах она приобрела и мясные ткани. Так как предплечье имеет два движения — одно разгибательное, другое сгибательное,—то было необходимо, чтобы мышца, заведующая сгибанием, была расположена внутри, а та, от которой зависит разгибание,— снаружи. Если бы дело обстояло так, то все промежуточные части плечевой кости, т. е. верхние и нижние поверхности, были бы совсем обнажены, не будучи покрыты ни одной мышцей. Итак, следовало или согласиться с тем, чтобы плечевая кость была доступна всевозможным повреждениям вследствие своей обнаженности или создать на органах бесполезные мясные ткани, 153. не являющиеся никоим образом частью мышц. Но и то, и другое устройство свидетельствовало бы о небрежности и, более того, было бы противно природе. Чтобы, не порождать бесполезную мякоть и не оставить без защиты и обнаженной одну часть органа, она сделала движения более сильными и более уверенными, удвоив число мышц. Что четыре мышцы тянут сильнее, чем две, это совершенно очевидно, и что движение в данном случае становится более уверенным, также не требует пространного доказательства. Так как каждая мышца составляет две мышцы, а не одну, то если одна из них подвергнется повреждению, другая — достаточна, чтобы двигать органом. Но если бы природа сделала мышцы только двойными и если бы она расположила их одну над другой, она правда, таким путем придала бы больше силы и уверенности движениям, но она не покрыла бы еще промежуточные части плечевой кости. Но так как она расположила каждую из них на органе в косом направлении, взаимно скрестив их в виде буквы «хи» (X), то для вышеуказанного действия ей удалось еще со всех сторон заполнить это пространство на плечевой кости. Если бы эти мышцы должны были приводить в движение орган натяжением по прямой линии, 154. разгибая или сгибая локтевой сустав, косое направление не только не принесло бы никакой пользы, но и имело бы совершенно обратное действие. Разве это не вызывает величайшего удивления к их прекрасному строению, позволяющему выполнять прямолинейное движение при помощи двойного косого движения наподобие сухожилий, двигающих запястье. В самом деле, одна из мышц, сгибающих предплечье, начинается на внутренних частях плечевого пояса и направляется оттуда к передним частям плечевой кости, другая, меньшая, исходит от наружных частей плечевой кости, потом постепенно направляется к внутренней части; отсюда ясно, что их взаимное положение имеет вид буквы «хи» (X), также очевидно, что их движение косое. Когда действует самая большая из двух мышц, кисть соприкасается с краем внутренней области плечевого сустава; если же действует меньшая мышца, она соприкасается с противоположными частями, находящимися на наружной стороне. Это первое, что тебе нужно искать у обезьян, когда сдираешь с плечевой кости кожу и вытягиваешь прикрепления мышц, как мы это говорили в нашем «Руководстве по анатомированию» и как можно наблюдать это на себе самом без рассечения. 155. Оставляя в неподвижности все другие сочленения всей руки и сгибая только локтевой сустав по направлению к передним частям плеча, мы не могли бы вывести кисть за пределы вышеназванных областей. Точно так же ты найдешь, что мышцы задней части-плечевой кости расположены так, что они противоположны каждой мышце внутренней части. Обе прикрепляются к локтю, но большая часть одной прикреплена к внутренней части, а большая часть другой — к наружной. Верхние начала первой из этих двух мышц прикреплены главным образом к внутренним частям плечевой кости, а начала второй мышцы — к задней части. Но как было уже указано в начале этой работы, нельзя установить назначение какой-либо части, не определив раньше ее функций. Поэтому многие врачи, не зная функций большинства частей, а некоторые даже не зная их строения, само собой разумеется, не знают ничего определенного об их назначении. Им кажется достаточным знать, что есть две разгибательные мышцы предплечья и две сгибательные, но они заявляют, что бесполезно искать, где начинается 156. и где кончается каждая из этих мышц. Как-то один из этих врачей, исследуя со мной молодого человека, который при сгибании предплечья мог свободно отвести руку к внутренней области плеча, но не мог сделать того же к наружной области, не сумел, говорю я, установить, какая мышца повреждена, и совершенно не знал, что большая мышца прикрепляется к лучевой, а маленькая к локтевой кости, но предполагал, что обе мышцы направляются в середину между обеими костями. Как мог он установить целесообразность их расположения, если оно было ему неизвестно? Не зная расположения, он не знал и их функций. Когда эти две мышцы действуют вместе, они сгибают предплечье по прямой линии. Если действует одна, а другая бездействует, прямая линия отклонится в ту или другую сторону, как было сказано. Не следует удивляться, что, если одна из двух мышц притягивает одну из двух костей,— одна локтевую кость, другая лучевую, 157. то и другая следует за ней, так как обе эти кости со всех сторон соединены многочисленными и мощными связками. Но повернуть одну лучевую кость в сторону могут мышцы, лежащие на локтевой кости, потому что и движение очень ограничено, и места прикрепления, осуществляющие его, очень многочисленны. Относительно мышцы, спускающейся по прямой линии от плечевой кости, которая действует с помощью одного сухожилия и которая вызывает столь значительное движение всего органа, что пальцы могут касаться плеча, нисколько не удивительно, и вполне возможно, что, приводя в движение одну кость, она увлекает и другую, тем более что часть ее сухожилия прикреплена к связкам, общим для локтевой и лучевой костей. Такое расположение было весьма искусно предусмотрено природой ж не без основания мышцы были созданы одна маленькой, другая большой. Я уже часто говорил, что применительно к плечевой кости движения внутрь преобладают над другими; затем, поскольку каждая из двух мышц отклоняет в ту и другую сторону предплечье от точной прямой линии, то вполне естественно, что мышца, находящаяся внутри, должна была быть сильнее 158. находящейся снаружи. Вполне естественно также, что противолежащие им мышцы находятся в прямом соответствии с каждой из них. Если бы природа противопоставила самой большой из внутренних мышц самую маленькую наружную, а самой маленькой внутренней — самую большую наружную, то ее с полным правом можно было бы обвинить в неопытности. Но ни здесь, ни в каком другом месте она не. допустила подобной ошибки. И если когда-либо какой-нибудь художник доказал свою большую предусмотрительность, что касается равенства и пропорциональности, то и природа дала доказательство этого при создании тел животных, и потому Гиппократ с полным основанием называет ее «справедливой». В самом деле, разве несправедливо, что и мышцы плечевой кости длиннее мышц предплечья; первые двигают предплечье, а вторые — запястье и пальцы, так что насколько отличаются по величине части, которые будут приведены в движение, настолько же и мышцы, которые их приводят в движение. Необходимо должна была •существовать аналогия и между размером мышцы и костей, которые они должны приводить в движение, так что плечевая кость больше предплечья по той же причине, по какой бедро больше голени. Если, будучи объемистыми, кости не имели бы полостей и костного мозга, были бы тверды и плотны, 159. то члены имели бы огромный вес. Потому-то большие кости тденее плотны, более пористы и полы, чем все маленькие кости. Природа, кроме того, извлекает большую пользу из этих полостей. Она поместила там про запас пищу, свойственную костям, которая называется костным мозгом. Но о нем я буду говорить в дальнейшем.

ГЛАВА XVII

Почему плечо имеет только одну кость, а предплечье две, вот о чем следовало бы сейчас сказать. Но предварительно следует в общих чертах поговорить о сочленениях. Выше было сказано, что природа не только дала частям, составляющим каждый орган, форму, отвечающую тем функциям, для которых предназначены эти органы, но что она в не меньшей степени позаботилась о том, чтобы защитить их от повреждений. Теперь будет показано то же самое применительно к сочленениям. Там, где движение должно было служить действиям энергичным и многочисленным и где можно было предполагать, что сила движения повлечет за собой какое-то повреждение, повсюду сочленение 160. стягивается многочисленными и плотными наружными связками, не только перепончатыми, но и округленными. Природа покрывает хрящами головки суставов; она создает выпуклости, равные впадинам, которые должны их вмещать так, чтобы нигде не оставалось пустот. Вместе с тем она прочно удерживает их находящимися по краям впадин гребнями и своего рода ворсинками. Там же, где сочленение предназначено для движений малочисленных и недостаточно сильных, там природа, не имея никаких опасений, создает тонкие и перепончатые связки и все соединение костей очень слабо. В дальнейшем моем изложении я докажу для каждого отдельного органа, что эта система встречается в сочленениях всего тела. Но здесь следует доказать, что так обстоит дело и с плечевым суставом, о котором сейчас идет речь. Мы производим наиболее энергичные и многочисленные действия при помощи движений запястного и локтевого суставов. Поэтому вполне естественно, что эти сочленения должны быть полностью защищены как способом сочленения костей, так и 161. окружающими их извне связками, которые должны быть не только плотными, но и крепкими со всех сторон. Так как плечевому суставу редко приходится делать сильные движения и чаще всего он находится в полном покое или двигается без усилий, то и кости у него соединены очень слабо, а окружающие их связки еще слабее. Природа не создала их ни хрящевидными, ни плотными, ни совсем твердыми, но достаточно тонкими и мягкими и способными сильно растягиваться. Что касается локтевого и запястного сочленения, то связки здесь не только плотные, но и крепкие, стягивают со всех сторон кости, входящие в состав сочленения, и препятствуют насколько возможно их расхождению. Несмотря на то что они часто должны действовать с большой силой, они менее подвержены повреждениям, чем плечевые кости. Ведь ни одна из костей не может удалиться от другой, не достигнув при этом наибольшего расхождения, а наибольшее расхождение происходит от слабости и непрочности либо связок, 162. либо способа соединения самих костей между собой, что наблюдается у костей, у которых края их впадины мало возвышены и которые не имеют ни с какой стороны хрящевого края. Конечно, даже если бы впадины и были снабжены гребнями, но если край этого гребня ломается при сильном движении, то при этом кости не только подвергаются вывиху, но навсегда сохраняют расположение к этому. Отсюда видно, что правильность строения сочленений не мало содействует предохранению от вывихов. Почему же природа защитила не все сочленения от возможности повреждений? Потому, что существует неизбежный антагонизм между многообразием движений и прочностью сочленений и потому, что эти два условия не могут быть в одинаковой степени согласованы. Первая зависит от слабости средств соединения, вторая — от кругового сжатия, точного и прочного. Там, где многообразие движений не опасно, было бесполезно и излишне придумывать что-либо для прочности; но там, где многообразие было опасно и располагало к смещениям, природа предпочла прочность многообразию. Заботясь больше о безопасности, чем о разнообразии 163. в сочленениях локтевом и запястном, и в то же самое время рискуя уподобить плечевую кость искалеченному органу, ограничивая ее одним движением, природа добавила к каждому из этих сочленений дополнительное сочленение, допускающее боковые движения. Что касается плечевого сочленения, то там имеют место не только движения разгибательные и сгибательные, но и движения, вращательные во всех направлениях. В самом деле, головка плечевой кости круглая, связки слабые, наконец, впадина шейки лопатки неглубока и на всем своем протяжении она полностью совпадает с головкой плечевой кости. Запястный же сустав, как и локтевой, будучи, наоборот, сильно сжат со всех сторон, не может иметь ни разнообразных движений, ни вращательного, что делало излишним всякую заботу о многообразных движениях. Так как вращательное движение являлось невозможным и так как все же не следовало пренебрегать многообразием движений, то природа создала здесь двойной сустав с той целью, чтобы то, что недостает каждому в отдельности, было восполнено помощью другого. В самом деле, боковые вращательные движения членов выполняются наверху сочленением лучевой и плечевой костей, а внизу — сочленением запястья с малым 164. апофизом локтевой кости. Сустав каждого из пальцев также имеет боковое движение, как и плечевой сустав. Но это движение более ограничено, несмотря на то что круглые связки имеют вид перепонок и тонки, ввиду того что строение косточек пальцев отличается от строения костей плеча. Ведь головки костей не всюду одинаковы, они не имеют правильной округлости, и впадины, вмещающие их, снабжены краями, переходящими в небольшие тонкие гребни, которые и охватывают их равномерно снаружи со всех сторон. Кроме того, существуют косточки, называемые чечевицеобразными 12, так что каждый сустав пальцев имеет некоторым образом промежуточное строение. Насколько этим суставам не хватает прочности по сравнению с запястным и локтевым суставами, настолько же они превосходят в этом отношении плечевой сустав, и в этом природа поступила разумно. В самом деле, несмотря на то что пальцы предназначены главным образом для схватывания небольших предметов, если они действуют отдельно, они тем не менее оказывают большую помощь локтю и запястью, когда нужно схватить большой предмет. 165. И их сочленения, не прикрытые ни с какой стороны, служат для значительно большего количества функций, чем все другие. Они не окружены, подобно плечу, широкими мышцами, которые в этой области нисколько не стесняют движений и немало способствуют прочности; следовательно, прочность сочленения зависит от двух условий: связок и точного соединения костей. Оба эти условия мы видим объединенными в локтевом и запястном суставах. Одно из этих условий преобладает в пальцах, а плечо полностью не отвечает ни одному из них. Поэтому природа поступила вполне сознательно, соединив лучевую кость с локтевой ввиду их двойной функции, так как невозможно, чтобы сочленения, прочные и сильна сжатые со всех сторон, обладали разнообразием движения.

ГЛАВА XVIII

Не нужно многих слов и для того, чтобы установить, почему в запястном суставе боковые движения вообще очень ограничены и почему наверху в локтевом суставе они имеют большой размах. В самом деле, в нижней части предплечья кости запястья плотно соединены и сама лучевая кость прочно связана с локтевой, вследствие чего многие врачи вывели заключение, что ни та, ни другая кость не имеют 166. собственного движения и что, соединенные как бы в одну кость, они обладают одним общим для обеих костей движением. Однако наверху в локтевом суставе лучевая кость отделена от локтевой расстоянием, так что там она может осуществлять довольно значительные движения без участия в них локтевой кости; а снизу, в запястье, это невозможно. Сочленение тонкого отростка локтевой кости, называемое шиловидным (styloeides), с костью запястья, соответствующей мизинцу, очень незначительно, так как кость запястья в силу необходимости очень маленькая и имеет очень ограниченное движение, как вследствие своего небольшого объема, так и потому, что в этой области локтевая кость соединена с лучевой, и потому, что эта маленькая запястная кость соединена с другими костями этой части. Значительное движение могло бы осуществиться только в том случае, если бы все вышеупомянутые кости значительно отстояли друг от друга.

ГЛАВА XIX

Я изложил приблизительно все, что касается частей руки. Артерии, вены и нервы являются органами, общими для всего тела, поэтому, как я уже сказал выше, буду говорить о них, когда перейду ко всем общим частям. 167. В конце этого труда я буду говорить о величине и положении рук и одновременно также о всех остальных органах. Ведь сравнивая их друг с другом, следует показать, что и с точки зрения величины они соразмерны и что в своем взаимном сочетании они хорошо расположены. Оставляя тут временно речь о руке, мы перейдем к ногам по причине одинаковости их строения. Я опишу мышцы, приводящие в движение плечевой сустав, в XIII книге одновременно с описанием плеча и лопаток.


Товар сертифицирован. Услуги лицензированы


Просмотров: 1905
В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.
Гость_
Антибот: Антибот
- Сайт модерируется. Из комментариев удаляются бессмысленные, оскорбительные или не относящиеся к теме обсуждения.
- При написании комментария вы можете использовать теги BB-кода (BBCode).
Список поддерживаемых тегов.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Gorodskidok.uz
Сайт разработан ООО "Norma Hamkor". Все имущественные права на сайт принадлежат ООО "GISinfo".
Адрес: 100105, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Таллимарджон, 1/1
Тел.: (998 71) 283-39-26; факс: (998 71) 283-39-23
E-mail: info@apteka.uz , admin@apteka.uz
Любое копирование материалов сайта возможно только с активной гиперссылкой на www.apteka.uz
Все товары, подлежащие обязательной сертификации, сертифицированы; лицензируемые услуги – лицензированы.
© ООО «GISinfo»; 2013. Все права защищены.