Семинары и конференции 2017
Предельные фиксированные цены на лек. средс.
Спортивная медицина
Мед.товары на экспорт
Новости
Полезные статьи
Будь здоров!
Объявления
Отзывы и пожелания
Медицинские печатные издания
Вход в личный кабинет
Логин:
Пароль:
27.02.2009

Книга вторая

Публикации  »  Публикации  »  Гиппократ. Сочинения  »  ТОМ 2 "Эпидемии "
Если первая и третья книги «Эпидемий» представляют более или менее обработанные сочинения, связанные единством темы, то в остальных мы имеем ряд врачебных заметок, кратких историй болезни, афоризмов, размышлений и вопросов, которые задавал себе врач, записывая их друг за другом без особого порядка. Но эти разрозненные заметки представляют громадный интерес для истории греческой медицины. Они доставляют конкретные примеры того, как медицинская эмпирия путем постепенного накопления наблюдений и их «разумного» обсуждения превращалась в «медицинское искусство», как об этом говорит автор книги «Наставления». Проницательный взгляд Литтре, посвятившего 20 лет работе над изданием Гиппократа, усмотрел, что среди указанных книг «Эпидемий» книги вторая, четвертая, шестая находятся между собой в более тесной связи и принадлежат одному автору; то же относится к книгам пятой и седьмой. Что первая группа книг (вторая, четвертая, шестая) принадлежит самому Гиппократу, в этом не может быть никакого сомнения, и полностью оценить Гиппократа как врача можно, только изучая эти книги. Громадная наблюдательность, вдумчивость, широта взгляда, способность устанавливать связи и делать обобщения сообщает отрывочным черновым заметкам громадный интерес и может доставить читателю истинное наслаждение. Что указанные книги принадлежат Гиппократу, это очевидно не только из внешних обстоятельств, но просто потому, что писать это мог только большой врач, а таких во время Гиппократа поблизости от него не было. Вопрос об авторстве пятой и седьмой книг, в которых имеется большое число общих наблюдений с небольшими вариантами и которые относятся к эпохе более поздней, чем книги вторая, четвертая и шестая, гораздо сложнее и вряд ли может быть разрешен сколько-нибудь удовлетворительно. Вторая книга «Эпидемий», по общему мнению принадлежащая Гиппократу, разделяется на шесть отделов, иди, вернее, была составлена из шести отдельных частей, каждая из которых, вероятно, составляла одну тетрадь или свиток, куда великий врач заносил свои заметки и мысли. Редактор соединял эти части, не руководствуясь особыми соображениями, почему во второй книге «Эпидемий» встречаются такие записи, которые служат дополнением к отрывкам книги четвертой или шестой и понятны только из них.

Первый отдел образует совершенно самостоятельную часть. Это заметки, написанные врачом на досуге,—мысли и обобщения, возникшие в результате ранее произведенных наблюдений. Здесь виден процесс творчества. Заметки связаны между собой ассоциацией идей: лето•—дожди—бездождие—осень—осень вечер года. Всплывают в памяти отдельные случаи (как у Антиоха и Алевада); происходит упорядочение и систематизация- однородных явлений (отложения, грыжи); в конце—терапевтические заметки. Отдел этот написан после пребывания в Фессалии и Перинфе, т. е. после «Эпидемий IV» и некоторых отделов «Эпидемий VI».

Второй отдел носит другой характер. Это—казуистические заметки, сравнительно короткие, нередко с указанием имени больного. Болезни различные (внутренние, женские, острые), без подбора. Есть несколько афористических общих положений с ссылкой на больного и без ссылок.

В третьем отделе мы находим отчет о летней практике в Перинфе (греческая колония во Фракии, на берегу Пропонтиды), так называемую медицинскую конституцию года и частные случаи из этого отчета. Главное содержание отдела—заметки семиотического и прогностического характера, случаи, остановившие на себе внимание наблюдательного врача. Некоторые вошли в состав «Афоризмов»; ряд других могли с успехом войти. Все, очевидно, записано по памяти в часы раздумья; порядок, в котором автор заносил заметки, не нарушен.

Четвертый отдел начинается двумя большими отрывками анатомического характера. В первом находится описание хода вен, которое Гален считал подлинным и правильным («в целом он ни в чем не погрешил»). Но новейшие исследователи, начиная с Литтре, сомневаются в этом; их смущает целый ряд соображений. Гиппократ, по общепринятому мнению, пренебрегал анатомией, считая ее ненужной для врача; далее, он не различал вен от артерий, называя артерией только трахею; и, наконец, в других книгах Сборника имеются другие описания вен. Еще более укрепляет в этом сомнении другой анатомический отрывок, где содержится описание хода нервов , именно блуждающего.

Но знакомство со всеми книгами Сборника, в частности, с подлинными гиппократовскими, показывает всю неосновательность этих утверждений. Гиппократ, будучи противником натурфилософских спекуляций в духе Эмпедокла, придавал анатомии очень большое значение и прекрасно разбирался в ряде анатомических деталей, в чем читатель может убедиться, прочтя книгу «О суставах». Утверждение, что греки не различали вен от артерий, просто смехотворно. Как можно, вскрывая трупы, будь то животных или младенцев, не видеть наряду с венами артерий? Они не говорили о них, потому что не видели их отношения к крови, считая их каналами пневмы, так же как трахею и бронхи. Наконец, если в различных книгах Сборника содержится разное описание хода вен, это ничего не доказывает, если даже предполагать, что книги эти написаны одним лицом. Как будто врач, державшийся по традиции известных мнений, переходя к самостоятельному знакомству с анатомией путем вскрытий, не может изменить своих прежних взглядов. А что автор «Эпидемий II» сам производил вскрытия, это очевидно; там есть одна характерная фраза о венах груди: «а куда идут они отсюда, я еще не знаю» (пырщ пЯдб). Разбираться в описании древних врачей не легко для нас, привыкших различать сосуды не столько по их ходу, сколько по функциональному значению, а древние описания являются в большинстве случаев импрессионистскими, так же как зарисовки художниками научных объектов, смысла которых они не понимают. Но от этого они вовсе не являются какими-то дикими фантазиями, как склонен относиться к ним Фред-рих, работа которого о сосудах Сборника Гиппократа не только .не проясняет, но скорее запутывает дело. Последние три главы этого отдела по характеру такие же, как в предшествовавших отделах. В отделах пятом и шестом заголовки «физиогномика» даны по начальным параграфам. В общем заметки однородного характера, но отличающиеся от заметок второго и третьего отделов своей краткостью. Содержание самое разнообразное. Следует отметить физиономические приметы такого же рода, как в «Истории животных» Аристотеля, свидетельствующие о древней традиции, а также заметки, относящиеся к значению нечетных дней в болезнях и смерти больных. Довольно много терапевтических указаний; есть сложные рецепты, показания для кровопускания, заметки прогностического характера о детях, плодах и т. д. Все—очень короткие, какие вносятся в записные книжки для памяти; часть из них вошла в «Афоризмы», «Косские прогнозы», «Кризисы».

Литература:  Литтре,   V, 3-71.

ПЕРВЫЙ ОТДЕЛ Краноне летом карбункулы. В жаркое время были обильные и продолжительные дожди, в особенности при южном ветре; в коже образовывались кровяные жидкости с гноем, которые, будучи заключены, согревались и причиняли зуд; потом появлялись фликтены, подобные пузырям, происшедшим от ожога, и больные испытывали ощущение жжения под кожей.

2.  В жаркое время без дождя лихорадки обыкновенно бывают без пота; потом, если начинает накрапывать, они становятся вначале более потливыми; при таких обстоятельствах кризис более тяжел, чем при других;  однако он менее труден, когда вызывается этими внешними условиями,  а не  особенностью самой болезни. Горячки преимущественно   появляются   летом,   но   они  бывают также   в   другие   времена   года;   летом   они  имеют   больше сухости.

3.   Осенью бывает наибольше кишечных червей и кардиологии,  и   такая   кардиология   менее   вредна,   чем  эта болезнь сама по себе. Аскариды мучают по вечерам, подобно этой болезни, и это то время, когда они бывают наиболее изнурительны не только потому, что тогда недомогание увеличивается, но и сами по себе.

4.  Осенью    обыкновенно    бывают    наиболее    острые и наиболее  опасные   болезни;   это, так сказать, обострение вечера, так как год имеет в общем для болезней кругообращение, какое имеет день, в частности, для болезни. Подобно тому как болезнь усиливается вечером, усиливаются болезни и состояния погоды одни в соотношении с другими, если только не наступает ничего нового в прежних условиях;   если   нет,   это новое становится точкой отправления для другого состояния погоды, и, таким образом, год сам по себе ведет себя, как день.

5. В правильные времена года и в годы, своевременно влекущие   за   собой  своевременные   изменения,   болезни тоже   бывают   правильны   и   очень   легко   разрешаются; при неправильных же временах года—они не правильный трудно разрешимы,   что   бывает в Перинфе  при недостатке или излишке ветра, спокойствия, дождя, сухости, тепла,   холода.   Весна   вообще  наиболее   здоровое   время года, когда смертность наименьшая.

6.   В начале болезней надлежит исследовать, до ходят ли они тут же до высшей ступени развития. Это обнаруживается   через   усиление,   а   усиление—через   периоды, и отсюда появляются кризисы; точно так же при ухудшении  болезни в  периоды  исследовать,  являются  ли  они раньше или запаздывают, удлиняются или укорачиваются, приобретают или теряют интенсивность. При всех постоянных или перемежающихся лихорадках, при ранах, при выделениях   и   болях,   при   флегмонозных  воспалениях, при всем том, что показывается последовательно и, вероятно,   при  всех   других   общих   состояниях  являющееся раньше сокращает длительность, а запаздывающее удлиняет ее.  При   периодах   надо   смотреть также на более быстрое возвращение и остальное усиление, от которых освобождается   болезнь,  ибо * в  случаях,   когда   потеря быстра, кризисы ускоряются, потому что страдания появляются быстро, длятся постоянно и очень сильны. Критические признаки к лучшему не должны показываться рано. Критические   явления,   не   производящие  кризиса, одни влекут смертельный исход, другие—трудное разрешение. Критические   предупреждающие   явления   при   наличии кризиса  указывают на  рецидив;  иначе—на  затруднения или плохие  кризисы;   и  в  случаях,  когда  явления  эти немало важны, следствием бывает даже гибельный конец. Наступающие признаки кризиса собственным появлением указывают на трудное разрешение; те, которые противоположны, плохи; не только когда есть возвращение назад, но также .тогда,  когда есть перевес,  противоположный естественной   конституции   больного.    Плохой   признак так же, если есть перевес по направлению противных путей. Нужно   исследовать   перемены   цвета,   сдавливания   вен, вздутия   подреберий,   склоняющихся   вверх   и   склоняющихся вниз. Есть также явления вроде следующих: у выкидывающих женщин груди опадают; согласно с этим также и то, что когда хронические кашли прекращаются, яичко опухает: вздутие яичка, вызванное кашлем, напоминает об общности с грудью, грудями, половыми частями, с голосом.

7.   Отложения происходят или посредством вен, или через кости, или через нервы, или через кожу, или другими путями. Отложения, образующиеся ниже места болезни, благоприятнее, как,   например, варикозные  расширения вен, тяжесть в пояснице, как следствия поражений, имеющих место вверху; наилучшее—это отложения, происходящие внизу, в более низком месте  живота  и дальше  всего от места болезни, точно так же как отложения с истечениями: кровотечение из носа, гной из уха, отхаркивание, моча. Если этого нет, отложения на зубах, на глазах, вносу, пот.  Но также опухоли, образованные под кожей, выступающие   наружу,   каковы   скрофулезные   опухоли, точно так же, как нагноения, раны, высыпи, слущивания кожи, выпадение волос, белая проказа, лепра и аналогичные отложения, которые возникают сразу, а не по частями другие случаи, которые были указаны.    Нужно также, чтобы отложение не было ниже по степени силы болезни, как у племянницы Теменеса: следом за сильной болезнью абсцесс на пальце; палец не был достаточен, чтобы выдержать болезнь;  рецидив,  смерть.  Отложения бывают или через вены, или через живот, или через нервы, или через кожу, или кости, по спинному мозгу, или другими путями—ртом, половыми частями, ушами. Кризисы для матки—на восьмом   месяце;   позднее—или к  пояснице,  или бедру; иногда  также  кризис  в  яичке  следом  за  кашлем,  или яичко само по себе опухает. Отложения при кашле, когда они происходят в областях, расположенных выше живота, не освобождают также совершенно. Обильные кровотечения из носу освобождают во множестве случаев, как в случае с Герагорасом, чего врачи не заметили.

8.  Те,  у которых голоса по  природе  грубы,  имеют и языки немного шероховатые; бывают подобные шероховатости и от болезней. Когда язык тверд по природе, он таков и в состоянии здоровья; но когда он мягок, он медленнее переходит к плохому или к хорошему состоянию. Нужно также принимать в соображение длинные головы, происходящие от привычек, удлиненные шеи, происходящие от наклонений, ширину и толщину вен, зависящих от одной и той же причины, сужения, расширения и тонкость вен, зависящие от разных причин. У тех, у кого вены широки, широки также животы и кости; это субъекты тонкие; полные им противоположны. Через эти признаки надлежит у тех, которых подвергают похуданию, найти меру худобы. Надо рассмотреть возрастания, которые заставляют уменьшаться, и уменьшения, которые заставляют возрастать, и при возрастаниях—что растет одновременно и что укрепляется одновременно; изучить также, каковы обычные деления вен.

9.  Из грыж одни, помещающиеся возле лобка, в большинстве   случаев   с   самого   начала' безвредны;   другие, помещающиеся    немного   выше   пупка   направо,   причиняют   боль,  тошноты,   каловые   рвоты,   как  это   случилось   с   Питтаком.    Грыжи   происходят   или   от   удара, или через  растяжение, или от прыжка другого на твой живот.

10. Те, у кого появляются между подвздохом и кожей опухоли, наполненные воздухом и не опадающие, цвета таковы,  как темно желтыи и переходящий в  беловатый, ибо все это происходит от печени, а от этого—печеночные болезни.   Среди них  желтухи,  возникающие  от  печени, отдают  беловатым  цветом,  тогда  как  происходящие   отводы и белой слизи отдают белым, а происходящие от селезенки  водянки  и желтухи отдают более в черный цвет. Изъязвления труднее зарубцовываются у беловатых людей или приближающихся к цвету чечевицы;  кожа и губы трескаются,   как   у   Антилоха   и  Алеваса,   от   действия жидкостей тела, содержащего соль, так как эти жидкости идут главным образом под кожу и спускаются из головы, когда они согреты легкими.

11. Нужно   различать   точку   отправлений   болезни: боль ли головы или ушей,  или бока. У некоторых признаки   доставляют   зубы,   у   других—паховые    опухоли. Появившиеся   язвы   определяют   лихорадки   и   опухоли. У   кого   же   этого   не   происходит,   кризис   отсутствует. У кого же   бывает остаток болезни, наиболее  вероятные наиболее  быстро наступают рецидивы.

12.  Не переваренный    и   жидкий    стул    прекращает твердое просо, варенное в масле, пример:   дитя матроса и Мириохаунэ.

ВТОРОЙ  ОТДЕЛ

1.  Одна  женщина   страдала   кардиологией,   и   ни что не могло ее облегчить; она приправила сок граната крупинчатой ячменной мукой, ела только раз в день, и у нее не было рвот, какие были у Хариона.

2.  Перемены идут на пользу, если изменение не происходит в худшую сторону,  например, когда  вызывают рвоту с помощью лекарства при лихорадках. Извержения, которые заканчиваются веществами не смешанными, указывают на гниение, как у Дексиппа.

3. Жена Сераписа после жидкого стула опухла; зуд—я  не   знаю,   на  какой  день—распространился  не  очень далеко. У этой женщины был также сбоку живота нарыв, который, почернев, убил ее.

4.  Л жена Стомарга, вследствие кишечного расстройства   в   течение   немногих  дней,   будучи   очень   больна, выкинула девочку четырех месяцев; поправившись после выкидыша, она опухла.

5.   У Мосха,   очень страдавшего от камня, появился на верхнем веке, более к   уху, ячмень, который изъязвился внутри. На пятый и шестой день с внутренней стороны  вышел  гной;   боли внизу  прекратились; припухла одна железа около уха, а другая—внизу на шее в направлении   верхней   опухоли.

6.  Брат   жены   Аристея   разгорячился   от   усталости при ходьбе; потом у него появились на голени опухоли, похожие   на   плод   теребинта,   после   чего   установилась постоянная   лихорадка;   на   следующий   день—пот,   как и во все четные дни впоследствии. Однако лихорадка держалась.  Был легкий завал селезенки; частые кровотечения из левой ноздри, понемногу за один раз; разрешение. На следующий день—опухоль около уха с левой стороны и   еще    на    следующий—справа,    но   менее    значительная, сверху тепловатая;  опухоли эти исчезли без нагноения.

7.  Тот,   кто   пришел   из   дома   Алкивиада,   будучи поражен   легкой   лихорадкой,   получил   перед   кризисом опухоль левого яичка; у него была большая селезенка; с  этого   времени  лихорадка   разрешилась  на  двадцатый день; позже у него был время от времени небольшой лихорадочный жар   и выделение  мокроты,   слегка   окрашенной.

8.  Та,   которая   следом  за  коротким  и  нестоящим упоминания   кашлем   испытала   паралич   правой   руки и левой голени, не представила никакого другого изменения, ничего в  лице, ничего  в рассудке. Эта женщина почувствовала себя лучше около двадцатого дня. Улучшение совпало почти с появлением месячных, которые наступили, быть может, в первый раз, ибо это была девица.

9.  Апемант и отец плотника, тот, у которого был перелом черепа,  и Никострат не кашляли,  но у них были в другом месте боли—в почках; опрошенные, они сказали, что постоянно наполнялись едой и питьем.

10.  Каким образом распознает кто-либо на глаз сильнейшие боли? По страху, выносливости, опыту и боязни.

11.  Вода, быстро согревающаяся и быстро охлаждающаяся,   всегда  более  удобоварима.   В  отношении  пищи и питья  надо  приобрести опыт  соблюдать между  ними равновесие.

12.  Нужно сказать, что' потери крови дают бледный цвет кожи и другие подобные вещи и что можно найти много средств, способных увлажнить, осушить, согреть,(охладить.

13.  Изгнание мужского плода в шестьдесят дней при задержании родов привело к выздоровлению.

14. Геракл опух на восьмой день болезни.

15. Скорее   поражается   дизентерией   тот,   кто   уже поражен тенезмами.

16.  Женщина кормила;  по  всему телу  у  нее  были пустулы; прекратив кормление, она в течение лета освободилась от этой высыпи.

17. Жене  рабочего,  выделывавшего  кожаные  вещи, когда она родила и совершенно освободилась, показалось, что какая-то перепончатая часть хориона  задержалась. Эта часть вышла на четвертый день со страданием, ибо женщина была поражена странгурией. Зачав тотчас после, она родила мальчика; странгурийное поражение продолжалось в течение многих лет, в конце прекратились даже месячные. Когда же она рожала, странгурия прекращалась на короткое время.

18.  Одна  женщина  страдала  ишиасом,  прежде   чем забеременела;    забеременев   же,    больше    не    страдала. После родов на двадцатый день она снова была охвачена болью; родила она мальчика. Во время беременности на третьем или четвертом месяце появилась внизу правой голени и на правой руке возле большого пальца высыпь, при которой мы употребляем порошок ладана. Я не знаю, кого она родила, так как я оставил ее на шестом месяце; она жила, как мне помнится, в доме Архелая, у обрыва.

19.  Жена Антигена, принадлежавшая к дому Никомаха, родила мясистый плод, который имел более значительные     части,    явственно    расчлененные,    величиной в 4 пальца, без костей, послед толстый и круглый. Эта женщина    почувствовала    затруднение    дыхания    перед родами;   потом  во   время • родов она  выделила  не много гноя, как бы из фурункула.

20. Женщина,     родившая   двух   близнецов - девочек, после мучительных родов и не будучи совершенно очищена,  вся  опухла;   потом живот ее  сделался  большим, а остальное тело похудело. Красное истечение продолжалось до шестого месяца, потом оно заменилось совершенно белым уже во все последующее время. Истечение ей мешало при половых сношениях и в определенное время наступало красное чистое истечение.

21. При хронических поносах ("лиентериях) появляющаяся кислая отрыжка, если она предварительно не существовала,—благоприятный признак,  как это произошло у Демайнета. Может быть, нужно было бы искусственно вызвать таковую, так как подобные расстройства вызывают изменения. Вероятно,  кислые отрыжки излечивают поносы.

22.  Ликия была лечима питьем из чемерицы; в конце селезенка велика, боли, лихорадка и боли к плечу; вена со стороны  селезенки в сгибе локтя натянулась;  часто в ней можно было заметить биения, но иногда их не было. Кровь не пустили; разошлось через пот или само по себе, после чего селезенка и правая сторона натянулись; дыхание  удвоилось,  не  делаясь  большим.   Больная  бредила, постоянно   накрывалась; метеоризм;  совсем не  было  ни стула, ни мочи;   умерла перед родами.

23.  Глоточные опухоли, помещающиеся с одной стороны, не изъязвлялись; они перешли на левую сторону; в селезенке   появилась боль,  без кризиса.  Гиерон имел кризис на пятнадцатый день. У сестры человека из Косапечень опухла, подобно селезенке; она умерла на второй день. Бион в одно и то же время выделил чрез вычайное количество не дающей осадка мочи и крови через левую ноздрю; у него в действительности была опухшая и твердая даже вверху селезенка. Выздоровление; рецидив.

24. Состояния, испытываемые при ангине, были следующие:   шейные   позвонки  выступали  вперед  у   одних больше, у других меньше. Сзади шейная область представляла вдавление явное, и с этой стороны больной чувствовал боль во время прикосновения. Место смещения было немного ниже так называемого зуба, что делает поражение  менее  острым.   У  некоторых  опухоль  была  совсем круглая, и окружность ее была более распространенной. Если только зуб не заключался в смещении, глотка бывала без  воспаления и без участия в болезни.  Нижняя часть челюсти представляла опухоль, не похожую на воспалительную  опухоль.  Железы ни у кого  не  опухали; скорее они сохраняли естественное  состояние.  Язык не легко поворачивался, и казался   больному более объемистым и более  выдающимся наружу.  Подъязычные  вены были явственны;  проглатывание  жидкостей невозможно или   очень   затруднительно;   питье   поднималось   в   нос, если больные производили усилие, и речь была носовая. Дыхание у них было неглубокое. У некоторых вены висков, головы и шеи были вздуты. В ухудшающихся случаях виски были горячие, даже в то время как в остальном не было лихорадки.  Большинство не испытывало никакого задыхания, лишь бы не являлось желания проглотить либо своей слюны, либо чего другого. Глаза не были запавшими.  Те,  у которых опухоль выдавалась прямо, не склоняясь ни на ту, ни на другую сторону, не были поражены параличом.  Если я узнаю, что некоторые из них погибли,   я  об  этом  напомню;   но  все те, которых я знаю теперь, выжили. Между ними у некоторых улучшение   шло    очень   быстро,   но   у   большинства   дошло до сорока дней, и при этом без лихорадки. Многие даже сохраняли в течение долгого времени часть  опухоли позвонков, на что указывали глотание и голос; язычок, представлявший некоторый плохой признак,  никакой более тяжелой болезни не имел. Но когда наклон был боковым, больные, в какую бы сторону ни наклонялись позвонки, поражались параличом этой стороны и стягиванием другой. Паралич был особенно заметен в лице, во рту и небной занавеске; к тому же нижняя челюсть представляла пропорциональное отклонение. Но паралич, отличный в этом от других, не распространялся на все тело; это действие ангины не переходило на руки. Эти больные выделяли через отхаркивание вареные материи в малом количестве и с трудом; те, у которых смещение было вперед, также отхаркивали. Те, у которых была лихорадка,—в гораздо большей степени и с трудом дышали, выделяя при разговоре слюну, и вены у них были более вздуты. У всех были очень холодные ноги, но особенно у последних; они были также наиболее неспособны держаться на ногах даже тогда, когда умирали не так скоро. Все те, которых я знал, умерли.

ТРЕТИЙ  ОТДЕЛ

1. Мы прибыли в Перинф почти около летнего солнцестояния. Зима была ясная и южная; весна и лето совсем без дождя, до захождения Плеяд. Действительно, если шел дождь, то это был ливень; летние ветры не очень дули, а если дули, то неправильно. Летом господствовало много горячек, они были без рвот; желудки были расстроены; стул тонкий, водянистый, нежелчный, пенистый, дающий иногда осадок, если его оставляли отстаиваться, и таков, что даже подверженные воздуху выделения, одинаковые по виду, были всегда плохи. При этом поражении многие были в коме и бредили; у некоторых это состояние происходило при наступлении сна; проснувшись же, они все понимали. Глубокое дыхание, но несильное; у большинства тонкая мало обильная моча, но не плохого цвета. Носовых кровотечений не было, если не считать малого числа; точно так же воспалений околоушных желез, разве только у нескольких, о которых я буду писать дальше. Селезенки не опухали, и правое подреберье не было ни очень болезненно, ни очень вздуто, тем не менее оно оставалось не без знака. Все разрешалось обыкновенно около четырнадцатого дня. Немногие случаи с потом, немногие с ознобом, и в очень малом количестве случаев происходили рецидивы. Пот показался в эпоху летних ливней. При лихорадках в некоторых случаях пот выступал также с самого начала без вреда, и в это время у некоторых кризис происходил с потом. При летних лихорадках появлялись на седьмой, восьмой и девятый день на коже про сообразные шероховатости, очень похожие на укусы комаров, не очень зудящие; они продолжались до кризиса. Я не видел этой высыпи ни у одного мужчины, но ни одна из женщин, у которых она была, не умерла. Когда она появлялась, женщины становились туги на ухо и сонливы; раньше те, у которых должна была быть высыпь, не представляли совсем коматозных симптомов. Впрочем, этот симптом не был постоянен; кома и сонливость господствовали только в течение лета и до захождения Плеяд; после же наблюдались более бессонницы. В общем при этом состоянии погоды не умирали. Не было нужды даже при питании больного закреплять желудок и напрасно кто думал, что следовало лечить расслабление, хотя у некоторых извержения были чрезмерны. Надлежит лежать в прохладном месте, но быть укрытым, чтобы одновременно быть в тепле и иметь свежий воздух; этот способ согревает постепенно, и ничего противного природе не возникает. Обращать внимание также, у кого какие признаки более или менее сильные: зевота, кашель, чиханье, потягивания с зевотой, отрыжка, кишечные газы; все это представляет различия. Женщины, у которых при лихорадках с тошнотами и дрожью краснеет лицо, испытывают усталость, боль в глазах, тяжесть головы, параличи. Следить за месячными, если они показываются, в особенности, если это в первый раз: у каких молодых девушек и женщин они имеют -долгие промежутки, какие они бывают вне обычного времени или каким-нибудь другим неподобающим образом, и какие женщины становятся при этом очень бледными. Во всем очень важно исследовать порядок появления и в какое время, и на ком. У людей очень желчных, в особенности при лихорадках, очищение обыкновенно происходит на голенях.

2.   Мы    знаем    разнообразную    природу    лекарств, вследствие которой они производят то или иное действие. Ведь не все одинаково подходят, и одни подходят в одном случае,   другие—в  другом.   Есть  другие  еще   различия, которые   являются   результатом   раннего   или   позднего предписания.   Есть   способы  приготовления,   как-то:   сушить, толочь, варить и тому подобное; я опускаю много других замечаний того же рода, каковы: какая доза для каждого  при каких  болезнях,   в какое   время  болезни; возраст;  наружный  вид;   диета;   время  года,  каков его характер, каково оно, как проходит и другие подобные вещи.

3. Зоил,   живший  у  городской  стены,   был   охвачен следом  за  созревшим кашлем  острой лихорадкой:  краенота лица, закрепленный желудок, выделяющий только по необходимости, боль с левой стороны груди, очень сильная боль уха с той же стороны и боль головы, но менее сильная. Отхаркивание было немного гнойно в течение всей болезни. Но прочие симптомы разрешились, и большое количество гноя вышло из уха около восьмого или девятого дня. В начале девятого дня боль уха прекратилась,—не знаю, каким образом; кризис был без дрожи; был обильный пот головы.

4.  Эмпедотим почувствовал также большой жар в ухе и в то  же  время  боль в левой стороне  груди,  вверху, в особенности в лопатке, но также и спереди. Обильное отхаркивание, пестрое вначале, а к седьмому или восьмому   дню   похожее    на   переваренное.    Желудок    был очень  закреплен  до   девятого   или  десятого   дня.   Больутихла,   опухоль   уменьшилась   и  появились   не большие поты; тем не менее кризиса не было, что было ясно из других   обстоятельств,   а  также  из  исхода;   действительно, желудок был уже  расстроен в самом начале  боли уха. Гной излился из уха на девятый день, а на четырнадцатый болезнь разрешилась  без   зноба  в  тот  же  день.   Когдаиз уха открылась течь, отхаркивание было более обильным и более созревшим, и появились поты головы,  продолжавшиеся еще долгое время спустя; они прекратились к концу трех дней. То, что исчезает без признака, показывает трудное разрешение, как, например, рожа у служанки Полемарха.

5.  Лихорадки, появившиеся при опухолях желез,—плохой     признак,    исключая    однодневные    лихорадки, и бубоны, явившиеся при лихорадках, хуже, когда при острых болезнях они с самого же начала перестают развиваться.

6. Газы в подреберьях производят мягкое вздутие без всякого натяжения. Иногда опухоль кругла справа вверху, как округлый гнойник; иногда она вытянута, диффузна; иногда идет вниз с натяжением в обе стороны до пупка по всей верхней области, где она загибается вверх и ограничивается по окружности.  Если это газ, теплота рассеивает его без кризиса; если это средство не имеет успеха, то случай доходит до нагноения.

7.  Дыхание частое, малое, большое, редкое; выдыхание большое, вдыхание малое; медленное дыхание, ускоренное дыхание; прерывистое дыхание, как у тех, которые делают двойное вдыхание; горячее дыхание, холодное дыхание. Средство против беспрерывной зевоты—это делать долгие вдыхания; против затруднения или невозможности пить—делать малые вдыхания.

8.  В   том   же   направлении   находится   болезненное натяжение бока;   натяжение  подреберий,  опухоль селезенки,  кровоизлияния  из носа.  То,  что  остается  после кризиса, обыкновенно производит рецидивы. Таким образом  сначала—опухоли селезенки,  если нет  ни прилива к суставам, ни кровоизлияния, или же натяжение правого подреберья,  если нет истечения мочи, так что обе части   находятся   прегражденными;    отсюда—рецидивы. Что   касается   отложений,   то   их   следует   производить, если они еще не образовались; те, которые уже образовываются,   следует  отклонять;   те,  которые  уже  появились, принимать, если они идут там, где должны идти, и так, как должны идти; если же идут не так, этим надо помочь: те, которые совершенно несвоевременны, обратить в другую  сторону,  в особенности в момент,  когда  они образовываются; иначе—в момент, когда они только что начинаются.

9.  Кровоизлияния на четвертый день трудно разрешимы.

10.  Лихорадки с  интер миссией  в  один  день  имеют на другой день озноб с кризисом на седьмой.

11.  У Скопа следом за насморком—желчные истечения, глоточное воспаление, и так как образ жизни был плохой, то желудок закрепился и появилась непрерывная лихорадка; красный язык, бессонница, сильное ровное натяжение под пупочной области, охватывающее мало-помалу низ справа; немного частое дыхание; боль в подреберье,   когда  больной дышал и когда поворачивался; несколько  густое  без кашля  отхаркивание.   На  восьмой день предписанная евфорбия (euphorbia p. L.) уменьшила опухоль в подреберье, но не вызвала ничего на низ.  Два приложенных на   следующий день суппозитория  не произвели действия, но моча была густая, мутная и покрытая   мутным   веществом,   которое,   будучи   однородными одинаково располагающимся, было благоприятным до известной степени; живот сделался более мягким, и опухшая   селезенка   стала   опадать   и   опускаться.   Больной пил мед с уксусом.   На десятый день через левую ноздрю вытекло немного водянистой крови; больной этим не был облегчен; моча осаждалась и под осадком представляла нечто белое, пристающее к сосуду, тонкое, и, не будучи подобно семени, оно тем не менее немногим от него отличалось. На следующий день болезнь разрешилась; лихорадки совсем не было; на одиннадцатый день больной выделил немного вязких веществ; жидкость кругом была желчная; очищение мочой было значительно и в количестве, и в осадке и, прежде чем больной не стал пить вина, довольно похожее на слизь. Стул одиннадцатого дня был, правда, мало значителен, но вязкий, вонючий и грязный. Это было критическое извержение, подобно тому как в случае с Антигеном в Перинфе.

12.  Опухоли    вокруг    языка,   маленькие    камушки и   подагрические    поражения:    у    подагриков   слабость заключается  в  суставах,   ибо   природа   костей   служит причиной и сокращения, и затвердения.

13.   У жены Гиппострата следом за четырех дневной годовой лихорадкой был завал; у этой женщины, очевидно, немного   простуженной,   был   приступ   болезни   на   все тело и пот.   Это был  кризис,   и  после этого месячные, которые в то время были прекращены, потекли обильно и долго. Завал, невидимому, не упорствовал.

14. При   обильных   кровоизлияниях   нужно    найти надлежащее   положение;   в   общем   из   наклонного   его делают поднятым, поэтому при кровопусканиях повязки ускоряют  истечение  крови;  сильные  препятствуют ему.

15.  Сангвинические  и   желчные   темпераменты   подвержены кислым отрыжкам; может быть, это оканчивается у  них   меланхолией.

16. Ощущение озноба начинается у женщин преимущественно в пояснице и достигает головы через спину; у мужчин  также  скорее в частях задних, чем в частях наружных, например, в предплечьях и бедрах. Но и кожа рыхла,  на что указывает шерсть животных.

17.  Женщины,  у которых ничто не случается в пределах  определенного  времени,   рождают  на  свет жизнеспособных детей. Необходимо принимать в соображение, на   каком   месяце   наступают   симптомы.   Боли   следуют периодами; если плод двигается в 70 дней, то оканчивается развитие   в   тройное   число;   после   месячного   очищения зияет  то  правая,   то  левая  сторона  матки.   Влажность распознается тем,  что  выделяется;   сухая диета!   Плод, который  приходит   в   движение   и   образуется   наиболее рано, растет зато медленнее и в течение более долгого срока. Страдания бывают около третьего дня после пятидесяти и около шестого после ста; в месяцах—на втором и четвертом. Вот что нужно принимать в соображение при семимесячных родах. Следует ли считать девять месяцев от месячных или от зачатия? Составляют ли греческие девять месяцев двести семьдесят дней? Надо ли присоединить к этому что-нибудь? И производит ли это добавление для мальчиков и девочек одно и то же действие или противоположное действие? От пищи и питья надуваются плечи и груди; и не смешение в голове причиняет также эмфизему. Рост происходит до затвердения костей. Периоды месячных; тяжести, испытываемые перед месячными, аналогичны страданиям беременности восьми месяцев. Молоко появляется у первородящих, когда в восемь месяцев беременность оканчивается и пища меняет место; поэтому молоко—сестра месячных, появляющееся, когда беременность идет к десятому месяцу,—плохая вещь.

18. Если после сильных ран не обнаруживается опухоль, это большое зло. Мягкость благоприятна, твердость плоха. Те, у которых раны представляют опухоль, не подвергаются конвульсиям, не безумствуют, но если опухоль исчезает внезапно, появляются в случае ран, расположенных сзади, болезненные конвульсии; в случае ран, расположенных спереди,—маниакальное состояние, острые боли в боку или красная дизентерия. Опухоли, улучшающиеся без основания, подозрительны (например, у ребенка Андроника возвратилась рожа), если только поражение, возвращающееся в прежнее состояние, не явится благоприятным признаком. Опухоль, образовавшаяся с рождения на ухе, перешла на лобок; у другого опухоль, появившаяся на третий день после рождения, перешла в нагноение на девятый. Этот больной сделался здоровым на седьмой день. Опухоли, исчезающие внезапно, злокачественны.

ЧЕТВЕРТЫЙ ОТДЕЛ [О венах]

1. Печеночная (полая) вена идет в пояснице до большого позвонка внизу и находится в сообщении с позвонками; отсюда она поднимается через печень и диафрагму до сердца и идет прямо к ключицам, откуда вены идут одни к шее, другие—к лопаткам; некоторые, загибаясь вниз, склоняются в сторону позвонков и ребер. С левой стороны одна вена находится около ключиц; с правой стороны она захватывает известное пространство. Другая вена перегнулась в обе стороны; третья, согнутая немного ниже, сообщается, начиная с места, где первая кончается, с ребрами до тех пор, пока, согнувшись влево, не встретит ту, которая идет от самого сердца; согнувшись вниз, она спускается по позвонкам, пока не подойдет к тому месту, от которого начала подниматься, сообщаясь со всеми остальными ребрами и посылая к каждому ребру в обе стороны ветви, оставаясь единой и помещаясь, начиная с сердца, в некотором определенном пространстве, более на левой стороне, а затем ниже артерии до тех пор, пока не израсходуется и не придет к месту, откуда поднялась печеночная вена, но раньше чем дойти туда, она разделяется около двух последних ребер на две ветви, из которых одна заканчивается с одной стороны позвонков, другая—с другой. Прямая вена, направляющаяся от сердца к ключицам, помещается над артерией и от нее отделяется; так же, как в пояснице, она помещается ниже артерии и вливается в печень: одна часть—в ворота и в долю, другая—в остальное, немного ниже диафрагмы. Диафрагма соединена с печенью и нелегко ее от нее отделить. Две вены, начиная от ключиц, одна—с одной стороны, другая—с другой, направляются под грудью в область под пупочную; куда они идут оттуда,—я этого не знаю. Диафрагма идет к позвонку, расположенному внизу ребра, там, где почка связана с артерией. В этом месте возникают с той и другой стороны от артерии артерии, имеющие тяжи. Там, без сомнения, возвращаясь от сердца, заканчивается печеночная вена. От печеночной вены через диафрагму поднимаются две наибольшие вены, одна—с одной стороны, другая—с другой, и они разветвляются, проходя через диафрагму; над диафрагмой есть некоторые, расположенные выше, и эти более явственны.

 2. Два тяжа идут из головного мозга под кость большого позвонка вверху; и каждый, направляясь вдоль пищевода, с каждой стороны артерии приходит к самому себе, подобный одному. Потом эти тяжи заканчиваются там, где позвонки и диафрагма соединены, и некоторые сомнительные, начиная с этого соединения, по видимому, направляются к печени и селезенке. Другой тяж с каждой стороны, идя от позвонков, расположенных соответственно ключицам, распространяется по длине позвоночника по бокам позвонков и сообщается с ребрами. Как вены, они, мне кажется, идут через диафрагму к брыжейке, но исчезают там; снова от места, где начинается диафрагма, они идут непрерывно посредине ниже артерии и в остальной части отдают ветви позвонкам, как вены, до тех пор, пока не закончатся, пройдя всю священную кость.

3.  В Айносе  все  женщины и мужчины,  вследствие постоянной еды овощей, перестали владеть ногами и в таком виде пребывали. Но и у тех, которые ели чечевицу, была боль в коленях.

4.   Нужно   приложить   старание,   чтобы   возбудить живость и восстановить хороший цвет, а также веселость, страх и  другие  подобные  чувства;   если  это   состояние осложняется   болезнью   остального   тела,    эту   болезнь нужно лечить; если нет, этого достаточно.

5.  У  служанки Стимарга, у  которой  не было даже истечения крови, когда  она  родила девочку,   появилось отклонение рыльца матки, боль в бедре и голени. Ей пустили кровь из ноги, что ее излечило, и тем не менее дрожь охватила все тело. Но нужно идти к причине и к началу причины.

ПЯТЫЙ ОТДЕЛ [Физиогномика]

1.  Рыжие субъекты с заостренным носом, с маленькими глазами—злы. Рыжие, курносые, с большими глазами—добры.  Субъекты  со  светлыми  глазами,   рыжими волосами, с заостренным носом становятся водяночными, если только они не будут лысы. Ослабление голоса происходит вследствие расширения вен правого или левого яичка; невозможно устранить его без того или другого из этих обстоятельств. Субъекты крупные, лысые, заики, со слабым голосом—добры.  Заики, лысые, со слабым голосом и волосатые, подвержены меланхолическим болезням.

2.   Те,  у которых язык лепечет и губы независимо от их желания двигаются, становятся необходимо во время освобождения от этого эмпиематиками или освобождаются с сильной болью в нижних частях, или с глухотой,  или с обильным кровотечением из носа, или сумасшествием.

3.  Если родильница охвачена спазмом, развести огонь и, введя в пузырь побольше восчаника, вливать теплым.

4.  Если проломлена кость головы, давать пить молоко и вино, разбавленное наполовину водой; если есть рана, открыть внутренние вены, лишь бы не было лихорадки. Если   больной   бредит,   делать   обливания   головы, если только  подреберья  не  вздуты.   Если есть  боль головы, она переходит на грудь, потом на подреберье, потом на бедро, но невозможно страдать всеми частями.

5.   При вздутии—кровопускание.

6.   Остановить   истечение   лекарством,   применяемым как смазывание, ибо это истечение идет из большой вены. Если само по себе появляется обильное истечение, нужно поститься или пить молоко:  две части воды на четыре части молока.  Не зачинающим женщинам делать   окуривания и очищать лекарством.

7. Пускать кровь тем, которые внезапно, без лихорадки,   поражены потерей  речи.

8.  Истечение   слизи:   глаза   притягивают  из  грудей и происходит излияние через нос в легкое.

9. У кого сухой кашель, он не проходит без сильной боли либо в бедрах, либо в голенях, либо в яичке.

10. Если у водяночного,  одержимого кашлем,  случится внезапный обморок, нужно применить все горячие средства; если нет, напоить пьяным,  наполнить пищей, открыть   внутренние   вены.

11.  Если большая болезнь (эпилепсия) стала обычной, разрешение:    боль   бедер,   страбизм,   слепота,   опухоль яичек,  вздутие  грудей.

12. Если при существующей лихорадке в нечетный день части лица похудеют, на следующий день происходит  разрешение.

13. Плохо, если водяночный, у которого ноги опухли, получит  кашель.

14.  При боли ушей нужно употреблять молоко.

15.  Если лихорадка не оставляет в нечетный день, она необходимо рецидивирует.

16.  Тот, у которого пульсирует вена в локте, маниакален и гневлив;  у которого она успокоится,  оглушен.

17.  Если   рана   дает в изобилии кровь, то не надо ее   увлажнять,   но   делать   горячие   обливания   головы.

18.  При   кардиологии    давать    горячий   пшеничный хлеб с чистым вином.

19.  Разрешение рвот: давать пить горячую воду и заставить вырвать.

20.  В частях,  пораженных гангреной,  нужно   перевязать вену, вызвать изъязвление и лечить его.

21.  При   спазме   пальцев   рук   без   лихорадки   пустить кровь, если нет головной боли;   в противном случае делать обливания горячей водой.

22. Для   глаз—двенадцатую   часть   с подия,   пятую шафрана,  одну часть маслинной косточки,  одну белил, одну мирры; делать обливания холодной водой на голову и давать есть чеснок с мазой.

23.  Расширения вен у лысых—не слишком большие —указывают на манию.

24.  При витилиго и  проказе—известь в  воде таким образом, чтобы не производить изъязвления.

25.  Чтобы   заставить выйти оставшееся место, прикладывать к носу чемерицу таким образом, чтобы вызвать чиханье,  и закрыть  ноздри и рот  женщины   в момент, когда  она чихает.

ШЕСТОЙ ОТДЕЛ [Физиогномика]

1. Те, кто имеют большую голову, маленькие глаза и   заикаются,—вспыльчивы.   Долго   живут   те,   которые имеют зубы в большом числе. Заикающиеся, одаренные быстрым языком, меланхоличные, желчные, не мигающие глазами,—гневливы. Имеющие большую  голову,  черные большие глаза, большой и курносый нос—добры. С светлыми   глазами,   высокого    роста,    маленькой    головой, с тонкой шеей,  узкой грудью—хорошо  приспособлены.Имеющий малую голову не будет ни заикой, ни лысым, если только у него глаза не голубые.

2.  При спазмах, если голос разрешается в нечетный день, большая болезнь (эпилепсия) излечивается.

3.    Если  родильница  лихорадит и страдает,—делать обливание водой и давать три раза в день густую и холодную кашицу из ячменя.

4.  Ребенок питается на седьмом, на девятом или на десятом месяце;  голос  у  него  укрепляется,   появляется сила  и  он  начинает  владеть  руками.  При  разрешении голоса все  разрешается,  ибо  разрешение подобно из даванию голоса, и разрешение происходит в нечетный день.

5. Если вены рук пульсируют, лицо здоровое, крепкое и подреберья не мягки.—болезнь длится долго; она не разрешается без судорог или обильного носового кровотечения,  или  боли бедер.

6.  При заболевании горла делать обливания головы горячей водой, если не будет холода; в противном случае давать возможно более горячую муку и чистое вино.

7.   При расстройстве желудка давать вареные бобы, если только  верхние части тела  не  желчны,   или тмин с  бобами.

8.  Перерыв болезни может быть только в нечетный день,   а   начало—только   в  четный  день,   четный  месяц и нечетный год.

9. Истолочь египетский нитр, кишнец и тмин с жирным веществом и делать смазывание этой смесью.

10.  Тот, кто умирает, необходимо умирает в нечетный день, нечетный месяц и нечетный год. Можно также правильно предсказать смерть или ильные боли; например, у кого ослабляется   зрение,—'смерть  близка.   Если это случается в нечетный год, нечетность необходимо будет с двух сторон; если это случается в год четный и день четный,  смерть   необходимо наступает в нечетный  день.

11.  По   счету  третий  день  самый  могущественный.

12.  Ангину  и офтальмию  разрешает  кровопускание.

13.   Если кто ранен в грудные внутренности, дыхание незаметно уходит вниз через рану,  и грудь становится пустой; давать молоко и вино, разбавленное наполовину водой.

14.  Те,  у которых грудь полна желчи, подвержены заиканию, мании и плешивости. Из них те, которые изуродованы    с    рождения,—слабоумны    или   подвержены каменной болезни, или маниаки, для кого это не  было разрешением от другой болезни.

15.  О природе: наибольшую силу имеет правый сосок, правый глаз, точно так же для нижних частей, и дети мужского пола помещаются с правой стороны.

16.  Чтобы остановить месячные очищения у женщин, нужно поставить большую кровососную банку около соска.

17.   В трехмесячном  плоде  все  явственно,   и  тогда у женщины  появляется молоко.

18.  Если молоко течет обильно, плод неизбежно будет слаб. Чем крепче груди, тем более здоров плод.

19.  Толстая  вена  находится  в  каждой  груди:   это имеет  наибольшее  отношение к интеллекту.

20.   Кровопускание   разрешает   странгурию.

21.  Если верхние части—голова—находятся в состоянии оргазма, очистить раны, вызвать рвоту и пот.

22. Если рак появляется от расстройства желудка или кашля,  то   во   рту делается  горько; дать пить сок дикого огурца, два или три раза, если только кто не худощав. Нужно с помощью бинта прикладывать цвет меди, который пережигается до тех пор, пока он не станет красным, и губку, если только человек не худощав.

23.  При беспокойстве,  дрожи и зевоте употреблять вино, разбавленное наполовину водой, или молоко.

24.  При сильной боли уха ставить кровососную банку.

25.  Все страдания верхних частей разрешаются или болью в бедрах, или болью в коленях, или астмой, какое бы из этих явлений ни наступило.

26.  При  не   особо   сильном   илеосе   давать   почаще чистого  вина,  холодного,  понемногу,  до тех пор,  пока не наступит или сон, или боль в ногах. Он разрешается также лихорадкой или безболезненной дизентерией. Если подреберья натянуты, давить рукой и делать ванну.

2 7. При ногтоеде—черный чернильный орешек в меду.

28. Когда вода удалена, давать пить восемь котилий молока.   Если  больного  вырвало  и он  не  пьет,  давать чеснок или натертый лук.

29.  Чтобы заставить женщину зачать: сварить полипов над пламенем, дать их съесть полу сваренными и насколько  возможно горячими; истолочь египетский нитр, кишнец и тмин и наделать лепешек, которые прикладывать к половым частям.

30.  Если голова болит от пьянства,—выпить котилию чистого  вина;  если головная боль от другой причины,—есть   возможно   более   горячий   хлеб с чистым вином.

31.  Если человек имеет жар не от желчи, не от слизи, но   от   усталости  или  всякой  другой  причины,   согреть побольше воды и обливать голову до тех пор, пока не вспотеют ноги. Сварить насколько возможно гуще муку, потом, когда ноги покроются потом, дать съесть очень горячей муки в достаточном количестве, дать выпить чистого винаи, накрыв больного одеялами, дать ему  отдохнуть, как ему удобно; или пусть он съест две или три головки нарцисса сверх своего обеда.

32. Если кого должна охватить мания,—на это указывает   следующий  признак:   у  него   собирается   кровь в сосцах.

 

 


Товар сертифицирован. Услуги лицензированы


Просмотров: 1630
В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.
Гость_
Антибот: Антибот
- Сайт модерируется. Из комментариев удаляются бессмысленные, оскорбительные или не относящиеся к теме обсуждения.
- При написании комментария вы можете использовать теги BB-кода (BBCode).
Список поддерживаемых тегов.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Gorodskidok.uz
Сайт разработан ООО "Norma Hamkor". Все имущественные права на сайт принадлежат ООО "GISinfo".
Адрес: 100105, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Таллимарджон, 1/1
Тел.: (998 71) 283-39-26; факс: (998 71) 283-39-23
E-mail: info@apteka.uz , admin@apteka.uz
Любое копирование материалов сайта возможно только с активной гиперссылкой на www.apteka.uz
Все товары, подлежащие обязательной сертификации, сертифицированы; лицензируемые услуги – лицензированы.
© ООО «GISinfo»; 2013. Все права защищены.