Семинары и конференции 2017
Предельные фиксированные цены на лек. средс.
Спортивная медицина
Мед.товары на экспорт
Новости
Полезные статьи
Будь здоров!
Объявления
Отзывы и пожелания
Медицинские печатные издания
Вход в личный кабинет
Логин:
Пароль:
20.02.2009

О местах в человеке

Публикации  »  Публикации  »  Гиппократ. Сочинения  »  ТОМ 3, Книга первая

Книга «О местах в человеке», de locis in homine, как и ряд других, не может быть сколько-нибудь точно охарактеризована своим заглавием. Анатомические сведения, приводимые о первых восьми главах, сменяются затем учением об истечениях (общим числом 7), идущих из головы и вызывающих болезни глаз, носа, легких, желудка и т. д., сходным с тем, которое мы находим в книгах «О священной болезни» или еще ближе—«О железах»). Изложение этих болезней сопровождается указанием терапии, которой отводится большое место. В дальнейшем тема еще более расширяется: рассмотрению подвергаются различные вопросы медицины, например, лечение застарелых болезней, каутеризация вен, частью в афористической форме. В конце (главы 41—42) автор подходит к самым трудным вопросам медицины, именно, что различные лекарственные средства могут производить прямо противоположные действия, например, послаблять и закреплять, в зависимости от состояния организма в данный момент. Точно так же различные и прямо противоположные явления в организме, включая заболевание и выздоровление, могут быть производимы одними и теми же факторами. В следующих главах (43—47) дается объяснение этих фактов, основывающееся на большем или меньшем ослаблении организма, и развивается учение об удобном или подходящем времени для лечебного вмешательства, которое должно заменить обычный взгляд на «счастье» или «удачу». Медицина в целом уже открыта, утверждает автор в согласии с автором «Древней медицины» (глава 2), и место счастливой случайности должно заменить знание. Эти главы принадлежат к числу выдающихся во всем Сборнике и содержат обоснование индивидуального подхода к больному, при котором определение болезни, диагноз, не определяет.

Мне кажется, ничто в теле не служит началом, но все одинаково начало и все конец. Действительно, если описать окружность, то начало не может быть найдено; подобным образом болезни начинаются во всем теле; то, что более сухо, естественно, более подвержено впадению в болезни и страданию; то, что влажно,—меньше, потому что болезнь в сухой части фиксируется и не имеет перерыва, а во влажной части она переходчива, занимает то одно место, то другое и, постоянно изменяя место, производит перерыв; к тому же она раньше прекращается, ввиду того что она не фиксирована. Отдельные части тела сейчас же вызывают болезнь одна в другой, как только где-либо приводятся в движение: живот—в голове, голова—в мышцах и животе, и все остальное также соответственно тому, что делает живот для головы и голова—для мышц и живота. Действительно, желудок, когда он не сделает умеренного извержения и будет принимать в себя пищу, смачивает тело влажностью, происходящей от поглощенной пищи. Эта влага, исключенная из живота, всецело несется к голове и, когда придет к голове, не будучи принята сосудами головы, течет туда, куда случится,—либо вокруг головы, либо в мозг через тонкую кость; часть этой влажности проникает в кость, другая—вокруг мозга через тонкую кость. Если она снова придет в желудок, она причиняет болезнь живота. Если она идет в другое место, она в другом месте причиняет болезнь, и так дальше в других случаях, как в этом. Части служат причиной болезни одна другой. И действительно, наилучшим способом будет лечить больные места через те части, которые причиняют поражение, ибо таким путем лучше всего можно дойти до начала поражения. Тело идентично самому себе и состоит из тех же частей, только расположенных неодинаково; такие же тождественные части оно имеет и малые, и большие, и нижние, и верхние. Если кто хочет, взяв самую маленькую часть, произвести в ней поражение, все тело почувствует это страдание, каково бы оно ни было, и почувствует его потому, что в самой маленькой части находится все то же, что в самой большой. Эта самая маленькая часть, какое бы она ни испытывала ощущение, приятное или неприятное, передает его своей подобной части; поэтому тело и болеет, и наслаждается в самых маленьких частях, потому что самая маленькая часть несет в себе все части, и эти части, находясь во взаимном отношении со своими одинаковыми частями, сообщают всем обо всем.

2. Природа тела есть точка отправления медицинского суждения; прежде всего, есть отверстие, которым мы слы

шим; действительно, окружающие части уха, будучи пустыми, не слышат ничего другого, кроме шума и крика, но то, что проникает через мозговую оболочку в мозг, бывает слышимо явственно; это—единственное отверстие, которое существует в мозговой оболочке, окружающей мозг. В носу нет отверстия, но есть нечто рыхлое, как губка. Вот почему слышат на гораздо большем расстоянии, чем обоняют, ибо запах рассеивается далеко от места обоняния. Что же касается глаз, то тонкие маленькие вены идут из мозга к зрачку через окружающую мозговую оболочку. Эти маленькие вены питают зрачок наиболее чистой влагой, происходящей из мозга, в которой можно даже отражаться; поэтому эти маленькие вены, высыхая, делают тусклым зрачок. Три оболочки охраняют глаза: одна—вверху, более плотная; средняя—более тонкая и третья—тонкая, которая задерживает влагу. Из этих оболочек верхняя, более плотная, причиняет болезнь, когда она повреждена; средняя также опасна и, когда разрывается, выходит наружу, как пузырек; но третья, наиболее тонкая, та, которая задерживает влагу, особен но опасна. Две мозговые оболочки обволакивают мозг; одна, верхняя,—более плотная, другая—тонкая, касающаяся мозга и не восстанавливающаяся при поранении.

3. Вены отправляются к темени через мышцы, подходя к кости; из них две, проходящие через мышцы,

идут от темени и направляются прямо туда, где смыкаются брови, и оканчиваются в большом углу глаза, и одна идет от темени, направляется к носу и разделяется с двух сторон в носовом хряще. Две другие вены протягиваются как раз посредине между висками и ушами. Эти вены сжимают глаза и постоянно пульсируют, потому что единственные между венами они не служат для орошения, но кровь их возвращается; возвращающаяся кровь идет навстречу той, которая притекает; возвращающаяся кровь желает снова возвратиться, и та, которая притекает сверху, желает итти вниз; от этого происходит столкновение двух течений и круговорот, что производит биение вен. Зрение питается влагой, происходящей от мозга; когда же оно возьмет что-нибудь из влаги, приходящей из вен, оно взбудораживается притоком, влага перестает уже отражать, и можно сказать, что там движется не то образ птицы, не то нечто вроде черных чечевиц,—и у человека не остается ничего от ясного и точного зрения. Еще две вены находятся посреди между ушами и другими венами; эти вены идут к ушам и сжимают их; еще две вены, идущие от соединения костей, направляются в уши. Что касается вен, обращенных книзу тела, то две вены из них проходят возле сухожилий шеи; они направляются также вдоль позвонков и оканчиваются в почках; они проникают также к яичкам, и, когда они страдают, человек мочится кровью. Две другие вены идут от темени к плечам и называются поэтому плечевыми. Еще две вены идут от темени вдоль ушей в передней части шеи с двух сторон до вены, называемой полой. Полая вена идет с пищеводом; она находится между трахеей и пищеводом, проходит через диафрагму и сердце, и в промежутке диафрагмы она делится внутри в направлении к пахам и бедрам, производит деления в бедрах и проходит внутри к голеням вдоль лодыжек; эти вены, будучи перерезаны, делают человека бесплодным; они оканчиваются в больших пальцах. От полой вены одна вена направляется к левой руке; она идет внизу селезенки к левому боку, где селезенка прикреплена сальником, и оканчивается в груди; она берет начало у диафрагмы и присоединяется к лопаточной внизу сустава локтя; эту вену открывают при болезнях селезенки; направо начинается другая вена, исходящая точно так же от полой вены. Все эти вены сообщаются и вливаются одна в другую, ибо одни соединяются между собой сами по себе, другие находятся в сообщении через посредство маленьких вен, идущих от вен, питающих мышцы.

4. Поэтому болезнь, происходящая от вен, более легка, чем происходящая от нервов. Она уходит вместе

с жидкостью, содержащейся в венах, и не имеет постоянного места; к тому же вены уже по своей природе находятся во влаге посреди мышц, тогда как нервы сухи, без пустоты и прилегают к костям; большая часть питания к ним поступает от костей; питаются они также и от мышц, и по цвету и по крепости занимают середину между костью и мышцами; правда, они более влажны и более мясисты, о чем кости, но более сухи и. более костисты, чем мышцы. Болезнь, которая случается в нервах, укрепляется здесь, остается зафиксированной в одном месте, и ее трудно изгнать из него; особенно часто происходят от нее столбняки и другие поражения, производящие дрожь и заставляющие содрогаться тело.

5. Нервы сопряжены с суставами и распространяются по всему телу, исключительно мощные и всегда более

толстые там, ^где меньше мышц. Все тело полно нервов; однако на лице и голове нет нервов, а есть фибры, похожие на нервы, более тонкие и крепкие, расположенные между костями и мышцами; некоторые из них суть полые нервы.

6. Головы имеют швы: одни—три, другие—четыре. В голове с четырьмя швами находится у ушей по одному

шву с каждой стороны и один—впереди, а еще один— сзади; такова голова о четырех швах. В голове с тремя

швами имеется по одному шву с каждой стороны ушей и один—впереди; в этой голове, как и в голове с четырьмя

швами, нет поперечного шва. Те, у которых большее число швов, имеют более здоровую голову. Между бровями кость двойная. Соединение челюстей находится посредине подбородка и вверху в голове. Позвонки: некоторые имеют их больше, другие—меньше; те, у которых их больше, имеют их восемнадцать, из которых одни направляются вверх к голове, другие—вниз к седалищу. Есть семь ребер, соединенных сзади с позвонками, а впереди сами с собой в грудине. Ключицы имеют суставы одни, расположенные в середине грудины, против трахеи, где они соединяются, а другие—к плечам, наклоненные к лопаткам, которые всегда прикасаются к плечам. Лопатки соединяются с членами плеча и возвышаются над костью, которая находится в члене (humerus). Возле этой кости выдаются два выроста: один—изнутри, другой—снаружи, которые, прирастая у лопаток к кости, образуют сочленение. Внизу в локте, в нижней части, при посредстве выступа образуется сочленение с естественным углублением; немного выше выступа локтя кость и выступ, соединяясь вместе, образуют локтевой сустав. От предплечья выдвигаются четыре очень тонких выступа: два—вверху и два—внизу; и в локте два выступа, срастаясь с костью около сустава, соединяются суставом с локтем; нижние выступы, будучи наклоненными вовнутрь, соединяются оба с верхним отростком, идущим от кости, сочленяются внутри члена и образуют своей общей встречей в локт.е внутри то, что называют пероне. Внизу, около кисти, кость имеет сустав; два из отростков, будучи с этой стороны нежными, не входят в сустав; верхний и нижний сочленяются с костью в кисти. Кисти имеют много суставов. Действительно, сколько костей встречается, столько есть суставов. Пальцы имеют много суставов, каждый по три; один—внизу ногтя, между ногтем и мыщелком; другой—в мыщелке, там, где пальцы сгибаются; третий—там, где палец начинается от кисти. В бедрах есть два сустава, называемые вертлужными впадинами; там сочленяются бедренные кости; в бедренных костях существуют два выступа: один—вовнутрь, другой—снаружи; они не выступают ни' в суставе, ни с боков, но прикреплены к кости бедра. Бедренная ность в своем верхнем конце, там, где она входит в вертлужную впадину, раздваивается следующим разъединением: в конце раздвоения, которое обращено вовнутрь, находится гладкая головка, которая входит во впадину; другое раздвоение меньше; оно обращено больше кнаружи, направляется внизу к ягодице и называется седалищным. В колене кость бедра также раздваивается; в ото раздвоение входит зубцами, как в блоке, кость, называемая берцовой. Вверху этой зубчатой кости находится чашка, которая мешает влаге, происходящей от мышц, спускаться в находящиеся здесь суставы. В голени простираются два выступа, которые с одной стороны, внизу, оканчиваются у ступни в лодыжке, а с другой стороны, вверху, у колена, не доходят до сустава. Около ступни голень имеет сустав в лодыжках и другой—внизу лодыжек. В ступне, как в кисти, суставы многочисленны, ибо сколько костей, столько и суставов; число суставов на пальцах ног то же, что и на пальцах рук. Кроме того, в теле есть много маленьких суставов, которые не у всех одинаковы: у одних они—одни, у других—другие, тогда как те, что были только что описаны, одинаковы у всех, подобно уже описанным венам; бывают иногда также маленькие вены, весьма разные у разных людей, но они не имеют значения.

7. Слизь существует по природе во всех суставах, и, когда она будет чиста, суставы здоровы и свободно

двигаются, так как кости свободно скользят одни на других. Трудность же и боль наступают, когда от мяса, по

страдавшего как-нибудь, потечет влага. Сначала сустав становится малоподвижным, ибо влага, происходящая

от мышц, не скользкая; потом, прибыв в большом количестве и не получая постоянного питания со стороны мяса,

она сохнет; будучи в обилии, она не может удержаться в суставе и разливается; плохо скрепленная, она подни

мает нервы, связывающие сустав, отрывает их, расслабляет, вследствие чего люди делаются хромыми—в боль

шей или меньшей степени, в зависимости от учиненного беспорядка. .

8. В желудок попадает то, что съедается и выпивается; из желудка отходят фибры, простирающиеся в

мочевой пузырь, который процеживает жидкость.

9.Истечения наступают и тогда, когда мясо чрезмерно охлаждено и когда оно чрезмерно согрето, и когда

оно воспалено сверх меры. Истечения, происходящие от холода, поскольку он составляет их действительную при

чину, возникают в том случае, когда мясо на голове и вены будут натянуты. Вены, так как дрожащее тело сокращается и производит отталкивающее действие, выжимают жидкость, и мышцы, будучи сами сокращены, производят отталкивание в обратном направлении, отчего волосы, сжатые со всех сторон одновременно, начинают подниматься. Отсюда все, что есть выжатого, разливается, куда придется. Истечение от жары происходит тогда, когда разреженные мышцы откроют пути и когда жидкость—согретая—становится более тонкой; действительно, всякая согретая жидкость теряет свою плотность и вся устремляется в те части, которые поддаются, и это особенно бывает при сильном воспалении, вызванном истече нием. Тогда мышцы, будучи очень наполнены, не могут содержать всей жидкости, и то, что не может найти выхода,

течет, куда придется; раз потоки приобрели текучесть, течение происходит в том или другом месте, пока прохо

ды не будут сжаты вследствие спадения и тело не высохнет. Действительно, тело, будучи повсюду в сообщении само с собой, схватывает жидкость в каком бы это ни было месте и притягивает ее к части, которая суха, а это нетрудно, так как тело пусто и не опухло вследствие сухости. Когда же нижние части сделаются сухими, а верхние — влажными, верхние сосуды более влажны, потому что вены более многочисленны вверху, чем внизу, и мясо головы имеет меньшую нужду во влаге. Сухая часть тела притягивает, таким образом, влагу из головы; в то же время пути скорее открыты для приходящего, чем уходящего, потому что, будучи сухими, они от этого выигрывают; к тому же жидкости, естественно, идут вниз даже при меньшей необходимости.

10. Семь истечений исходят из головы: одно—к ноздрям, другое—к ушам, третье—к глазам; эти истечения явно вытекают из головы. Четвертое истечение образуется в груди вследствие холода, и это—от желчи; холод направляет истечение преимущественно в грудь именно потому, что легко возникает течение в дыхательное горло, которое даже не защищено. Холод же является также причиной того, что люди, ставшие добычей желчи, испытывают усталость, ибо тело, когда холодно, не находится в покое, но сотрясается и, сотрясаемое, страдает и утомляется, как при ходьбе; истечение это порождает омпиематиков, а когда проникает в грудь—то и чахоточных. Пятое истечение направляется в спинной мозг, и тогда образуется скрытая чахотка. Шестое истечение происходит сзади и идет к позвонкам и мышцам; с ним сопряжена водянка; это состояние познается так: передние части сухи— голова, ноздри и глаза; глаза поражены .амблиопией; они становятся бледными, как и остальное тело; больной не отделяет никакой мокроты, даже когда истечение значительно. Это истечение протекает посреди мяса и, удаленное в одно и то же время от мясных частей, задних и передних, оставляет сухими передние части и увлажняет части сзади и более те, которые находятся внутри, около живота, чем те, которые находятся снаружи, около кожи, —поэтому тело, снаружи более плотное, чем внутри, имеет проходы более узкие; эти проходы, будучи тонки, засоряются, природная узость помогает им в этом и никакое истечение не может пройти через них. Более широки и имеют более мелкие промежутки внутренние отверстия, так что истечение, происходящее с большей высоты и встречающее только мелкие препятствия, разливается и наполняет влагой мясо; и влага, доставляемая пищей, приходит в то же место и здесь портится; испорченная от смешения она сама, совместно с истечением, которое идет вместе с ней из головы, питает тело; мясо, питаемое обильно влагой и болезненно увеличиваясь, наполняется в излишестве водой. Седьмое истечение, медленно продвигаясь, производит, когда останавливается, боль бедра и опухоли; оно бывает в умеренном количестве, и, вследствие этого, находя все вокруг сильнее себя, сдавленное со всех сторон, почти без движения, оно ищет убежища в суставах. Поражения суставов и боль бедра бывают также следствием сходных заболеваний и их прекращения: когда то, что причиняет болезнь, переходит в выздоровление, в случае, если в мясе останется нечто, не имеющее выхода ни обратно вовнутрь, ни наружу, ни в кожу в виде опухоли, этот остаток устремляется в места, которые под его натиском уступают, а'именно суставы, и он производит тогда поражения или ишиас.

11. Когда нос опухнет и наполнится сгущенной слизью, нужно заставить разойтись сгущенную слизь или

паровыми ваннами, или при помощи лекарства, но не давать ей другого пути, ибо, если поток переместится в

другое место, всюду он причинит большое страдание.

12. Если поток потечет в уши, то он прежде всего причиняет боль вследствие силы, с которой идет; и боль

продолжается до тех пор, пока не образуется фистула. Когда истечение становится обычным явлением, оно уже

не причиняет боли. Во время боли нужно иметь лекарство согревающего свойства; его следует сделать теплым, смешать с маслом горького миндаля и вливать в ухо; сзади поставить кровососную банку: справа—если болит левое ухо, слева—если болит правое; не делать насечек, а удовольствоваться притяжением кровососной банки. Если боль от этого не утихает, нужно прибегнуть к освежаю щим, вливать вещества холодного свойства и прописать лекарство, очищающее низом, но не верхом, ибо рвота не облегчает, и потом освежать. В общем следует изменить всякий метод, который не ведет к выздоровлению. Если также боль ухудшается, перейти к противоположному методу; если, наоборот, есть наклонность к улучшению, не уничтожай совершенно ничего из того, что ты прописал, не ослабляй ничего и также ничего не прибавляй. Если образуется фистула и будет вытекать в изобилии гнойный и вонючий ихор, нужно поступить так: омочив губку в каком-нибудь осушающем лекарстве, ее нужно положить возможно глубже в ухо, ввести в ноздри чихательное, чтобы поток, который раньше простирался на уши, перешел бы теперь к ноздрям и со своими болезненными качествами не перешел снова на голову.

13. Когда истечение пойдет к глазам, глаза воспаляются и опухают; нужно употребить лекарство влажное или сухое, в виде порошка. Если глаза с самого начала будут воспалены, не намазывай ничем, но очисти больного при помощи клизмы, насколько возможно сильной, или заставь его похудеть с помощью всякого другого слабительного, остерегаясь вызывать рвоту. Если в глазу находятся как бы камешки, нужно смазать его лекарством, которое сможет вызвать возможно больше слез. В то же время нужно держать остальное тело во влажности и слизи, чтобы глаза увлажнялись и очищались и ты мог бы удалить сгущенную слезу. Когда истечение в глаза происходит лишь мало-помалу и причиняет там зуд, втирай в пораженный глаз мягчительное средство, которое может и осушать и вместе с тем вызывать умеренные слезы, и ты будешь вводить в ноздри каждый день или каждые два дня лекарство с тем же назначением. Это лекарство таково, что пациент вводит в нос только один оксибаф (0,068 л), и вводить его надо только мало-помалу. Что же касается лекарства, применяемого к глазам, оно будет осушающим, чтобы то, что глазное лекарство осушит и загородит, отвлекалось к носу. Из лекарств, которыми очищают голову, те, которые сильны, производят отток от всей головы; те, которые слабы, производят его от глаз и потом от соседних частей носа. Если слизь отложилась между костью и мясом и истечение, исходящее из мяса и кости, обращается к глазам, источник этого истечения узнают по следующему: кожа, сжатая на голове, поддается, и на голове образуются изъязвления; глаза становятся слезоточивыми, но веки не изъязвляются; истечение нераздражающее, зрение не ослабляется, но человек видит даже более остро. Истечение не соленое, ибо происходит не от мозга, но скорее слизистое. Нужно лечить больного так: очистить голову лекарством несильным, заставить похудеть, давая пищу и лекарство, производящие стул, чтобы исхудание тела имело действием осушить истечение или чтобы это истечение было отвлечено лекарством, прикладываемым к ноздрям, но никакого лекарства не надо прикладывать к глазам. Если больной от этого не выздоровеет, нужно надрезать голову, пока не дойдешь до кости; разрезы не должны быть ни поверхностны, ни поперечны, и ты должен итти так глубоко, пока не достанешь кости; они должны быть частыми, для того чтобы собравшаяся влага вырвалась быстрее через раны и чтобы в то же время они, как частые насечки, открыли проход в мясе до кости. Вот каким образом нужно лечить. Если кто возьмется за дело нехорошо, оно оканчивается следующим образом: глаз не очищается так, как он должен был бы очиститься, чтобы сохранить зоркое зрение; отложение, которое происходит, делает его все более и более мерцающим, и зоркое зрение человека угасает. Если в чистую жидкость глаза вольется кровяная жидкость, зрачок не кажется более круглым, ибо там, где есть кровь, нет более блеска и недостает того, что сделало бы зрачок круглым; к тому же больной видит вещи движущимися перед ним, и его зрение совсем лишено ясности. В этом случае нужно прижигать вены, которые сжимают глаза, те вены, которые всегда пульсируют и расположены между ушами и висками. Когда заградишь их таким образом, приложи к глазам освежающее лекарство и заставь течь слез столько, сколько можно, чтобы очистить то, что свертывается в глазах и причиняет боль. Если глаз разрывается, употреби смягчающие и вяжущие лекарства, чтобы рана, сжавшись, стала малого размера и рубец был тонок; в случае бельма надлежит заставить плакать глаз.

14. Когда истечение направится в грудь и там будет желчь, это ясно из следующего: боль охватывает бок и ключицу этого бока; наступает лихорадка; язык зеленоват в верхней части, и больной отхаркивает сгущенные материи; при этой болезни опасность грозит на седьмой или на девятый день. Когда оба бока будут болезненны и когда остальное будет таково, как выше указано,—это перипнев-мония, а в предшествующем случае—плеврит. Вот начало этих болезней: когда из головы будет происходить истечение к легкому через дыхательное горло и через бронхи, легкое, будучи по природе рыхлым и сухим, притягивает к себе всю влагу, которую может, и когда влага притечет, становится более объемистым, а когда истечение распространится по всему легкому, доля, сделавшись более объемистой, коснется двух сторон и произведет перигшев-монию-, касаясь же только одной стороны,—плеврит. Перипневмония более опасна, и боли около боков и ключицы более жестоки; язык более зеленоват; глотка болезненна из-за истечения; больного охватывает сильная усталость, и на шестой или седьмой день является затрудненное дыхание; больной, если лихорадка не покинет его на седьмой день, умирает или становится эмпиематиком и умирает от эмпиемы. Если лихорадка после промежутка в два дня вновь овладевает больным на девятый, больной обыкновенно умирает или, став эмпиематиком, спасается от смерти; если на двенадцатый—становится эмпиемати-ком, если на четырнадцатый—выздоравливает. Действительно, те, которые становятся омпиематиками вследствие перипнеимонии или плеврита, выздоравливают, а не погибают. В общем эмпиема происходит, когда истечение направляется в то же место, что при желчном потоке. Но при желчном потоке много жидкости оттекает, и после этого оттеканпя боль прекращается, в то время как при эмпиемах поток меньше и не прекращается, и эмпиемати-ками становятся, когда выхаркивают меньше, чем притекает к легкому. Действительно, эта влага, которая притекает и которая собирается в легком, становится гноем, а гной, сгустившийся в легком и груди, производит язвы и загнивания. Л когда образуется изъязвление, изъязвленная часть и отхаркивание производят истечение, вместе с тем сотрясаемая голова посылает истечение более обильное, так же, как изъязвленная часть,—к легкому и к груди, и язвы, приведенные в движение, разрываются. Таким образом, если бы поток, приходящий из головы, остановился, тот, который идет от самих изъяз-влений, был бы достаточен, чтобы поддержать болезнь. Становятся также эмпиематиками вслед за раной, и этот случай более легкий; образуется и снаружи легкого эмпиема, в особенности после разрыва и когда мясо будет ушиблено, ибо в этом месте собирается гной и, собравшись, производит шум, если сотрясать тело; тут нужно применять прижигание. Чахотка же происходит, когда истечение образуется в том же самом месте, как при эмпиеме; истечение происходит через дыхательное горло и бронхи, которые соединяют легкое и дыхательное горло. Истечение идет часто в легкое, но понемногу и не приводит к легкому обильной влаги, так как истечение высыхает и сгущается в дыхательном горле, ибо ничто его не промывает; но, прибывая мало-помалу и задерживаясь, оно производит кашель. Истечение, задержанное в бронхах, поскольку бронхи имеют узкие отверстия, суживает проход воздуха, что производит затруднение дыхания, ибо, испытывая постоянно недостаток, больной всегда желает дышать, и в легком, ввиду того что оно не имеет большой влаги, происходит раздражающий зуд. Когда же истечение из головы будет обильно, в легком не происходит раздражающего зуда, ибо приток обилен, и вместо чахотки образуется эмпиема, когда тело будет влажно, но когда оно сухо, вместо эмпиемы образуется чахотка. Эмпиема распознается по следующим: признакам: вначале болезнь охватывает бок; когда гной собрался, боль продолжается та же, но является кашель, отхаркивается гной и дыхание затрудняется. Если гной еще не прорвался, он сотрясается в боку и производит шум, как в мешке. Если ни один из этих признаков не проявляется, хотя эмпиема существует, нужно судить по следующему: затруднение дыхания велико; голос немного хриплый; ноги и колени опухли, в особенности на стороне, где есть гной; грудь изогнута; бессилие членов; пот распространяется по всему телу, и больной ощущает то теплоту, то холод; ногти загибаются; живот становится горячим. Вот по каким признакам нужно распознавать эмпиему.

15. Когда истечение пойдет назад к позвоночному столбу, происходит такой вид чахотки: поясница болезнен

на, и больному кажется, что передние части головы пусты.

16. Вот опасные случаи, происходящие от желчи: наступает желтуха; в глазах и ногтях показывается сине

ва; если в теле существуют раны, вокруг ран места становятся синеватыми; пот выступает не на всем теле, а

только в одной его части; отхаркивания при упорствующей еще лихорадке делаются зеленоватыми или прекращаются, тогда как зеленоватые вещества все еще находятся в легком. Об этих обстоятельствах надо знать, когда они существуют и когда их нет; пока они существуют, в горле во время дыхания слышится шум; есть опасное затруднение дыхания, икота, и лихорадка упорствует, пока выделительные вещества остаются еще в легком; желудок расстраивается в то время, когда больной уже и без того слаб. В этом заключаются признаки опасности при плеврите и перипневмонии.

17. Плеврит нужно лечить так: прежде семи дней не следует утишать лихорадки; в качестве питья давать или меликрат с уксусом, или смесь уксуса и воды; этого питья нужно давать насколько возможно больше, чтобы получилось увлажнение, а увлажнение произвело отхаркивание; боль надо успокаивать согревающими средствами. В супе давать то, что вызывает выделение мокроты. На четвертый день можно сделать ванну; на пятый и шестой—натирания маслом; на седьмой день, если только лихорадка упорно продолжается, можно сделать ванну, чтобы вызвать пот; на пятый и на шестой день необходимо также давать самые сильные отхаркивающие средства, чтобы больной провел седьмой день насколько возможно спокойнее. Если лихорадка не прекратится на седьмой день, она прекратится на девятый, если не произойдет какой-нибудь новой опасности. По прекращении лихорадки надо предлагать самые слабые супы. Если наступит послабление, нужно отнять питье, пока тело все еще лихорадит; если лихорадки нет, давать супы из пшеницы. Перипневмония лечится таким же образом.

18.У эмпиематиков нужно очищать голову несильными лекарствами, но делать мало-помалу отвлечение

на нос и в то же время давать послабляющую пищу. Когда болезнь уже не в начале и истечение отвлечено,

нужно вызвать выделение мокроты, возбудить кашель и прибегнуть к вливанию лекарства и одновременно вводить пищу. Когда нужно вызвать отхаркивание, необходимо давать пищу более обильную, соленую и жирную и вяжущее вино и таким путем вызвать кашель.

19. Пораженные чахоткой должны быть лечимы тем же способом, только им не надо давать сразу много хлеба

и употребляемых блюд—не больше, чем хлеба; сверх хлеба, прописать пить вино, но водянистое, чтобы оно не возбуждало и не сообщало своей теплоты ослабленному телу, но чтобы оба, вино и тело, согреваясь в одно и то же время, не вызывали лихорадки.

20. Когда истечение в изобилии устремляется через пищевод к желудку, происходит очищение низом, а иногда

и верхом. В этом случае, если будет боль в желудке, очищают сначала при помощи лекарства или крупяного отва

ра, потом предлагают лекарство более сильное; пока есть боль, дают расслабляющую пищу, но когда боль прекра

тится, прибегают также к пище более сильной. Таким же способом нужно лечить и тогда, когда болезнь будет продолжаться несколько дней. Если же больной слаб, и по его слабости ему нельзя дать опорожняющего лекарства, надо сначала очистить его через клизму отваром птизаны, а затем, после этого внутреннего промывания, дать что-нибудь вяжущее.

21. Если истечение, проходя в мясо сзади около позвонков, породило водянку, надо прибегнуть к такому

лечению: сделать на мясе шеи, между венами, три прижигания; после прижигания* стянуть так, чтобы получить

наиболее узкие рубцы. Прекратив истечение, приложи к ноздрям лекарство, вызывающее отвлечение, и ввиду

его слабого действия прикладывай его снова и снова, пока не произведешь отвлечения. Согревай передние части головы, охлаждай задние и, согрев передние части, давай пищу, наиболее слизистую и наименее расслабляющую желудок, чтобы узкие проходы, которые находятся в передней части головы, расширились насколько возможно. После того как ты преградил путь и отвлек истечение, если, прежде чем ты принял меры, истечение проникло в тело, лечи так: ее ли прилив направился преимущественно на кожу, примени припарки к наружным частям; если внутрь, на желудок, и снаружи ничего не обнаруживается,—дай больному опорожняющее лекарство. Если истечение произойдет и туда, и сюда, нужно сделать отвлечение с обеих сторон; нужно стараться выбрать наиболее близкий путь, будь то низом, будь то верхом или через всякую другую часть тела, где существуют выходы.

22.Когда истечение производит боль бедра, нужно применить кровососную банку; вытягивать кровь наружу,

не производя насечек, и давать внутрь согревающие лекарства; согревать для того, чтобы получился выход и наружу, на кожу, при помощи притяжения кровососной банки, и внутрь, в желудок, при помощи теплоты. Действительно, когда путь прегражден и истечение не имеет куда итти, оно отправляется к суставам, притекает к местам, которые поддаются, и производит ишиас.

23. Чахотка вследствие истечения сзади: в этом случае нужно очищать голову при помощи слабого лекарства,

пока истечение не будет отведено. Пользуйся той же диетой, что и в предыдущем случае, давай пить слабительное, элатерий, очисти желудок при помощи клизмы из молока. В остальном употребляй паровые ванны.

24. Бывает, что селезенка увеличивается от лихорадки, и она увеличивается, когда тело худеет. Действительно, то же самое, что увеличивает селезенку, уничтожает тело; когда тело исхудало и селезенка вздута, и сальник утончился одновременно с телом,—жир сальника растворяется. Когда тут стало пусто от жира, а от селезенки нисходит поток истечения, сальник, находящийся ближе всего и имеющий вместилища, притом пустые, принимает в себя это истечение. Раз болезнь развилась в теле, все обращается к пораженной части, если только не предпринять хорошего лечения; но даже и npii хорошем лечении больной не избавлен от опасности. Лечить больного нужно таким образом: давать лекарства, которые извлекают воду, и пищу, наиболее слизистую. Если даже при этой диэте состояние не улучшается, прибегнуть к прижиганиям, насколько возможно легким и поверхностным, чтобы вода могла быть задержанной вокруг пупка, но не на самом пупке, и каждый день выпускать жидкость. Хотя бы болезнь была очень опасна, нужно быть смелым, ибо в случае успеха ты сделаешь человека здоровым, а в случае неудачи исход будет таков, каким должен был бы быть.

25. У ребенка нужно лечить водянку таким образом: в частях, опухших и полных водой, нужно произвести

с помощью скальпеля многочисленные, но небольшие насечки, и их нужно сделать последовательно на каждой части тела. Нужно употреблять паровые ванны и непрерывно смазывать открытые места согревающим лекарством.

26. Сухой плеврит без истечения происходит, когда легкое подвергается чрезмерному осушению из-за пробу

дившейся жажды, ибо легкое, будучи уже от природы сухим, подвергшись еще противоестественной осушке, истощается и, потеряв свою крепость, в бессилии склоняется и касается бока. Коснувшись же бока, который влажен, оно приклеивается к нему и производит плеврит: тогда возникает боль в боку и в ключице, лихорадка и отхаркивание белой мокроты. Такого больного необходимо лечить обильным питьем, ваннами, давая лекарства против боли и те, которые вызывают отхаркивание. От отой болезни больной выздоравливает в семь дней; болезнь безопасна, и при ней не нужно предлагать кушаний.

27. Лихорадка происходит вследствие следующего: когда тело получит излишек слизи, мясо вздувается,

запертые слизь и желчь делаются неподвижными, ничто е освежается ни выходом, ни движением, и ничего не

удаляется. Когда больного охватит усталость, лихорадка и переполнение, следует делать обильное обливание водой, натирать -жидким веществом и согревать насколько возможно, чтобы лихорадочный жар, когда тело откроется, вышел в виде пота. Все ото должно производиться три или четыре дня сряду, и, если боль не прекращается, нужно дать принять желчегонное лекарство. Не следует охлаждать лихорадку прежде четвертого дня и не надо давать чистительного, пока тело остается пухлым, ибо при опухлости тела действие чистительного бывает самое малое; когда же тело исхудает, прописывают лекарство, и оно

действует. При лихорадке не нужно ни давать пищу, нивызывать стул при помощи супов; для питья давать горя

чую воду, меликрат, уксус, смешанный с водой, и пить это возможно в большем количестве. Действительно,

питье, если оно не холодно, входя и оставаясь горячим, освобождает больное тело либо через мочу, либо через

потение. Тело, повсюду открытое, способное к дыханию и приведенное в движение, сделает то, что нужно. Если же у исхудавшего человека не прекращается жар,—это знак, что жар этот произведен не флегмазией, и если он упорствует, необходимо питать и поставить тело в состояние избытка слизи. Если даже таким образом болезнь не уступает, очевидно, что производить такую лихорадку не нужно было. В таком случае нужно дать больному выпить чистительного, которое очистило бы место, в котором особенно держится лихорадка—или вверху, или внизу; если вверху—рвотным, если внизу—слабительным. Тем не менее не следует слабым прописывать сильнодействующее лекарство, но соответствующее им, придерживаясь правила, что для сильных—сильное, для слабых—слабое. Сильный жар будет лечим питьем и супами таким образом, чтобы разрешить лихорадку при помощи освежаю щего лекарства, каммароном или другим подобным; если освежающее не помогает, употребить вслед за ним согревающее; потом, если болезнь не прекращается, снова вернуться к освежающему.

28. Желтуху нужно лечить таким образом: получивбольного, питай его и увлажняй в течение трех или четырех дней ваннами и веществами, сгущающими кровь, либо напитками, либо пищевыми продуктами. Увлажнив, очистив и осушив, примись сейчас же за изгнание жирной влаги, применяя всюду лекарство, способное изгонять влагу; к голове приложи слабое чистительное; дай выпить мочегонного; до употребления пищи, в то время, когда ты изгоняешь приведенную в движение влагу, дай слабительного, чтобы, начиная с этих пор, тело не было питаемо. Когда происходит похудание, очищай ваннами; возьми корень дикого огурца, истолки его, положи в воду и приготовь этим способом ванну. Не давай больному желчегонного питья, чтобы не обеспокоить еще более тело. Когда взволнованное тело будет высушено, питай больного, не прописывая ни слабительного, ни мочегонного, но давай ему в изобилии вино и все то, что делает тело более красным. Если больной желт, можно его снова очистить, но никоим образом не осушай с целью устранить желтизну из тела.

29. Дикая язва распространяется: на теле таким образом: окружающее язву мясо воспаляется, края язвы

становятся утолщенными, сама язва влажна, а на язве отлагается засохший ихор; или, когда я-зва заключена в затверделых краях или в разъеденном месте, тогда ихор, доставляемый язвой, встречает препятствие своему истечению со стороны отвердевшего слоя, производящего давление на язву со стороны мяса. Мясные части воспринимают его, будучи сами вздуты от воспаления, и пропитавший их гной разъедает их и заставляет опухать. В этом случае нужно смазывать язву увлажняющими лекарствами, чтобы это увлажнение позволило истечению выйти наружу, а не под мясо; к соседним частям, истечение из которых питает язву, нужно приложить освежающие средства, с тем, чтобы охлажденное мясо сжалось и не давало своим разрывом места обратному истечению. Вообще места, соседние к язвам, нужно смазывать освежающими средствами и накладывать на самые язвы увлажняющие средства.

30. Ангина происходит от крови, когда эта жидкость сгущается в венах шеи. В этом случае нужно выпустить

кровь из вен конечностей и в то же время вызвать очищение низом, чтобы отвлечь то, что производит болезнь. Язык, когда он будет поражен большими изъязвлениями, нужно лечить таким же образом.

31.Болезни нужно лечить с начала их. Если они происходят от истечений, нужно сперва прервать истече

ние; если они происходят от другой причины, нужно уничтожить начало болезни и тогда лечить; далее, если влага,которая притекла , обильна, ее нужно извлечь; если она малообильна,—ее уничтожают диэтой.

32.Перелом черепа: если будет переломлена и разбита кость, опасности нет; этот случай нужно лечить

увлажняющими лекарствами. Если же череп проломлен так, что произошла трещина, есть опасность. Тогда нужно

трепанировать череп, чтобы гной, притекая в трещину из кости, не произвел гниения мозговой оболочки, потому

что влага ввиду узости трещины входит, но не выходит обратно и с этого времени причиняет человеку боль и вред. Такого больного должно трепанировать, чтобы был выход, а не только вход для гноя. Нужно употреблять лекарства, которые притягивают к себе влагу, и делать ванны.

33. У лихорадящего не очищай головы, чтобы не вызвать маниакального состояния, потому что лекарства,

которые очищают голову, согревают и, если теплота лекарства соединится с теплотой лихорадки, то вызовет при

ступ. Смертельные раны: при всякой ране плохого качества раненый, если его рвет черной желчью, погибает.

Всякий больной, который, охваченный поносом и будучи слабым и худым, становится внезапно сухим, умирает.

Если у больного, слабого и одержимого горячечным жаром, выступают тут и там синеватые язвины, он умирает. Если у человека, одержимого какой-нибудь болезнью и уже слабого, появляется багрово-синяя высыпь,—это смертельно. Если кто после предписания чистительного будет очищен сверх меры и у него будут продолжаться извержения верхом и низом, пускай пьет часто вино, сначала разбавленное, потом чистое, что останавливает извержения. Если больной не принимал ни слабительного, ни рвотного, а желчь сама собой вырывается верхом или низом, то это останавливается с большим трудом. Действительно, самопроизвольная желчь выталкивается силой, рожденной в теле, но желчь, которую заставляет вытекать лекарство, выталкивается силой другого рода. Если получишь больного, у которого идут извержения верхом и низом, не останавливай рвоты; ибо рвота останавливает кишечное извержение, и позже будет легче остановить рвоту, но если больной, испытывающий эти припадки, будет слаб, ты дашь после рвотного снотворное. Когда кровь производит болезнь, она причиняет боль, а слизь до большей части—тяжесть.

34. Когда кто имеет дело с болезнью, которой не знает, нужно заставить выпить чистительное, но не сильное; если полегчает, путь указан: нужно добиваться похудания; если стало не только не легче, но хуже, нужно прибегнуть к противоположному. Если не полезно заставить похудеть, следует ослизнить и часто менять лечение, основываясь на этой мысли. Когда берут больного в то время, как он силен, а болезнь слаба, в этом случае нужно со смелостью употреблять лекарства более сильные, чем болезнь: если случится увлечь с вредной влагой какую-нибудь часть здоровой влаги, от этого не будет большого вреда. Но, если ты получишь слабого больного, когда болезнь его будет сильна, ты будешь лечить его слабыми лекарствами, которые смогут победить болезнь и выгнать ее, не ослабляя ни в чем больного.

35. Гимнастика и врачебное искусство противоположны. Гимнастика не нуждается в том, чтобы производить изменения, а врачебное искусство в этом нуждается; здоровому человеку не следует изменять условия, существующие в данное время, а человеку больному—следует. 36. Среди болезней те, которые выражаются в язвах, выступающих по всему телу, следует лечить и лекарствами, и голодом.

37. Истечению, идущему из головы, помогает рвота.

38.Старые болезни труднее лечатся, чем новые, поэтому предварительно следует возобновить застарелую

болезнь, как это делается при каллезной язве, когда уничтожают при помощи разъедающих лекарств затвердев

шую часть, потом заживляют; из лекарств те, которые ослизняют, заживляют чистые раны; те же, которые ведут

к похуданию, очищают. Если кто заживляет рану, которая еще незрела, питает больное тело, имеющее рану. Если

нужно заживить и наполнить рану, следует сделать ее полной соков; это применимо также к мясу головы, потому что там мясо, восстановленное питанием, выталкивает мясо, разъеденное лекарствами, и служит помощником врачу. Но если рана сильно вздувается, нужно ее извести посредством питания.

39. Людям печальным, больным, ищущим удавиться, давай поутру в питье корень мандрагоры в дозе меньшей,

чем вызывающая бред. Спазмы нужно лечить так: зажечь огонь с двух сторон кровати, дать выпить корень мандрагоры в дозе, не причиняющей бреда, и прикладывать к задним сухожилиям горячие подушечки; лихорадка, происходящая от спазма, прекращается или в тот же день, или на следующий, или на третий; лихорадка, происходящая от разрыва, не поражает больше трех или четырех дней; если кто думает, что она происходит от разрыва, тогда как она длится дольше, значит, она происходит от чего-нибудь другого, и потому не следует ее лечить как будто происходящую от разрыва. Когда у человека сведены руки и ноги, он сам по себе впадает в бред.

40. Нужно так прижигать вену, чтобы это стояло в соответствии с болезнью, которой поражен больной.

Если после прижигания у человека течет кровь, нужно во избежание опасности делать эти две вещи: если прижи

гание не проникает, вена не закрывается там на месте боли, ради которой се прижигали, но та же вена оказывает

услугу истечением, которое она доставляет. Наоборот, если прижигание проникнет, истечения нет. На самом деле, если прижигание проникло, оба конца вены, которые при жжены, сокращаются и высушиваются; но если сообщение остается, им обеспечивается истечение крови и, смачивание. Когда из вены идет кровь, вену нужно пройти прижиганием наискось; если это средство недостаточно, ее нужно перерезать вверху и внизу с каждой стороны, чтобы отвлечь вытекающую кровь; действительно, гораздо легче остановить лекарством кровь, текущую раздельно, чем идущую одним потоком. При боли головы нужно выпустить кровь через вены; если боль упорствует и продолжается издавна, прижги вены, и здоровье восстановится; если, напротив, ты очистишь голову,—страданье увеличится.

41. Нельзя быстро изучить медицину по тому самому, что никакая доктрина не может в ней утвердиться, как

в остальных. Например, обучающийся письму по одному методу, как преподают, знает все, и те, которые знают,

все знают одинаковым образом; действительно, та же вещь, сделанная одинаково, ныне и некогда, не может стать противоположной, но она всегда точно однородна и не нуждается в благовременности. Медицина же не делает постоянно одного и того же теперь и после; она действует, противополагая себя самой себе даже в одном и том же индивидуумс, и действия ее сами по себе противоположны одно другому. Прежде всего слабительные не всегда производят очищение желудка, и слабительные имеют двойное действие; даже больше, слабительные не могут быть противопоставлены закрепляющим как прямые противоположности. Желудок сжимается; это чрезмерное сжатие согревает тело, и в желудке появляется слизь: таким путем сжатие привело к испражнению. Действительно, слизь, проникнув в желудок, производит очищение. Здесь вещества чисто чистительные производят закрепление: если ты предлагаешь чистительные, то и все, что производит болезнь, разрешится и увлажнится, здоровье после этой клизмы восстанавливается; таким образом, стягивающие сродства производят то же действие, что очищающие, и очищающие—что стягивающие. То же относится к субъектам красным и желтым; вещества, доставляющие слизь, делают и желтыми и бесцветными, а вещества истощающие дают хороший цвет лица. Каждое из обоих лекарств является противоположностью, противопоставленной своей противоположности: например, если у желтого субъекта есть изобилие слизи, ее разрешают, прописывая какое-нибудь истощающее лекарство. Здесь истощающее помогло тому, что дает слизь. Но в свою очередь получившее помощь помогает тому, что помогло в случае, когда субъект желт и имеет плохой цвет лица из-за истощения; если, действительно, предписать лекарство, дающее слизь,—желтый цвет исчезает.

42. Боль производится и холодом, и жаром, и излишком, и недостатком; в охлажденных частях она происходит от согревания, в нагретых частях—от охлаждения; она у особ холодных по природе возникает от тепла, у горячих—от холода, у сухих по природе—от влажности и у влажных—от сухости, ибо боли наступают' каждый раз, когда есть перемена и порча природы. Боли излечиваются противоположным, причем каждая болезнь—тем, что ей присвоено: именно горячим по природе, заболевшим от холода, подобают согревания, и остальное по тому же соображению. Другой случай: болезнь произведена сходным, и сходным же, которое заставляют принять, больной от болезни переходит к здоровью. Например, одно и то же производит странгурию, которой не было, и уничтожает странгурию, которая есть. Кашель, как и странгурия, причиняется и уничтожается одними и теми же вещами. Еще случай: лихорадка, происшедшая от изобилия соков, иногда производится и уничтожается одними и теми же вещами и иногда уничтожается противоположными тому, что ее произвело. Ибо если обмыть больного горячей водой и дать ему обильное питье, он приводится к здоровью флегмазией (обилием соков); то, что делает флегматичным, уничтожает существующую лихорадку. Подобным образом, если кто желает дать слабительное и рвотное, лихорадка уничтожается тем, что ее произвело, и производится тем, что ее уничтожает. Новый пример: если человеку, у которого рвота, дают пить в изобилии, то со рвотой он освобождается'от того, что заставляет его рвать; таким образом, рвотой уничтожается рвота, и останавливают рвоту тем, что заставляют пройти низом часть того, что, войдя в тело, причиняет рвоту; оба противоположных образа действий восстанавливают здоровье. И если бы так было во всех случаях, то все было бы понятно и лечили бы то противоположными средствами сообразно природе и происхождению болезни, то подобными, сообразуясь также с природой и происхождением болезни.

43. Причина этого заключается в слабости тела; тело одинаково питается одинаковой пищей, и пища преодолевается телом. Но когда вводится пищи или сверх меры, или меньше меры или когда со всякой другой переменой тело преодолевается,—победа остается за этим другим влиянием и за пищей. Тем не менее, когда прописываемое сильнее всего прочего, то одни и те же вещи, которые содействуют благоденствию тела, сразу берут над ним господство и производят противоположное действие. Например, купанье л горячей воде, пока за телом остается верх, ведет к благополучию тела, но, когда тело сдается, оно истощает его; хорошая еда действует так же, как ванна, а именно, пока она не имеет преобладания, она ведет к благополучию тела, когда же берет верх, вызывает расстройство желудка и другие неудобства. Когда прописанная вещь изменяется, необходимо, чтобы субъект, которому прописывают, также изменился; действительно, тело, измененное, ставшее слабым деятелем и побеждаемое всякой вещью, испытывает осложнения. Это верно также и в отношении очистительных веществ, которые производят полноту и истощают; они производят как это присвоенное им действие, так и вес действия, которые им противоположны.

44. У медицины краток удобный случай; кто понимает это, имеет твердое основание, и ему известно, что обычно

и чтд необычно, познание чего служит мерой в медицине; так, ему ведомо, что слабительные становятся неслабительными, как и остальные из противоположных средств, что самые большие противоположности не всегда бывают самыми противоположными. Мера—в том: прописывай пищу в таком количестве, чтобы тело, которому она прописывается, могло ее преодолеть; если оно ее преодолевает, то по необходимости расслабляет, и сочная производит флегмазию. Следовательно, если тело преодолевает пищу,

не происходит ни болезни, ни противоречия в вещах введенных, и в этом заключается мера, которую должен знать врач, но когда ее переходят, наступает противоположное, и даже, если упорство длится вплоть до конца переваривания излишка, лихорадочный жар. Действительно, пока тело преодолевает принятую вещь, оно питается, но когда оно перейдет эту меру, наступает противоположное, и субъект худеет. Равным образом все, что содействует изобилию соков, производит—пока тело господствует— действие, свойственное мере и приводе тела, т. е. полное соков производит обильное соками, но если удобный момент перейден, происходит обратное.

45.Лекарства есть все то, что изменяет настоящее состояние; однако все вещества, которые имеют какую-

нибудь силу, имеют свойство изменять. Можно изменять, если желательно, при помощи лекарств; если ; то нежелательно,—то при помощи пищи. Больному помогает всякое выведение из настоящего состояния, ибо болезнь, если ты ее не изменить, усиливается. Не нужно предписывать лекарства, по природе сильные, при слабы-х болезнях; уменьшая дозу, уменьшают силу. Но для сильных по природе натур нужно употреблять сильные лекарства, для слабых—слабые, не меняя лекарства, но приспособляясь к природе каждого больного. При болезнях слабых нужно прописывать лекарства, по природе слабые; для болезней сильных—лекарства, по природе сильные. Болезнь должна быть изгоняема через часть, которая ближе всего, и самым близким путем. Слабительные суть таковы: скользкие и растворяющие вещества, вещества, которые разжижаются в горячих частях, а желудок горячат; затем соленые вещества и все те, которые наиболее приближаются к перечисленным. Вещества не слабительные, но закрепляющие, суть те, которые производят вздутие, ибо вещества влажные, высыхая, порождают вздутие, так же как вещества вяжущие—те, которые сгущаются от жары, которые рыхлы и которые сухи. Все, что истощает снаружи, вызывает изобилие соков внутри; эти вещества в одно и то же время несут соки и укрепляют. Слабительные, которые разжижают, согревают; то же самое относится к кислотам и к веществам, полным соков. Все то, что охлаждает желудок, есть слабительное, также вещества холодные и влажные; когда они не производят слабительного действия, они согревают. Горячие вещества, введенные в желудок и вызывающие быстро стул, охлаждают; но когда они не послабляют, они согревают. Из них те, которые производят полноту, в особенности производят флегмазию, а те, которые, будучи приняты в большом количестве, не производят полноты,—расслабляют.

46. Медицина мне кажется уже открытой всецело; медицина, которая построена таким образом, изучает в каждом случае привычки и поводы. Кто так понимает медицину, меньше всего полагается на счастье, но со счастьем или без него он будет хорошо лечить. Вся медицина прочно обоснована, и прекрасные доктрины, которые ее составляют, кажутся менее всего нуждающимися в счастье, ибо счастье самодовлеет и не слушает никакого приказа и даже мольба не заставит его притти; но знание послушно, и оно дарит счастье, когда тот, кто знает, хочет им воспользоваться. Да и какая нужда медицине в счастье, если есть явные лекарства от болезней; эти лекарства, поскольку они существуют, я думаю, не ждут счастья, чтобы возвратить здоровье. Если бы необходимо было давать пх с помощью счастья, они исцеляли бы не иначе, как при содействии счастья, но тогда это не были бы лекарства. Кто исключает совершенно счастье из медицины, как из всякого другого искусства, и говорит, что люди, хорошо знающие какой-нибудь предмет, не пользуются счастьем, по моему мнению, судит совершенно превратно. Я же думаю, что одни эти люди и имеют только счастье или несчастье, которые умеют делать что-нибудь хорошо или плохо. Иметь счастье—это значит делать хорошо, а так делают знающие люди. Иметь несчастье— это, не имея знаний, делать нехорошо; оставаясь невеждой, можно ли иметь счастье? Действительно, пусть даже получится какой-нибудь успех,—этот успех останется без последствий; ибо кто делает нехорошо, потерпит неудачу, пренебрегая другими требуемыми условиями,

47. Болезни, называемые женскими. Матка—причина всех болезней, потому что, каким бы образом она ни смещалась со своего естественного положения, она причиняет болезни—подвинется ли она вперед или отойдет назад. Когда матка смещается кнаружи, не простирая своего отверстия к губам и не касаясь их, болезнь очень мала. Но если, продвинувшись вперед, она простирает свое отверстие к губам, то это прикосновение прежде всего вызывает боль; потом, так как матка оказывается замкнутой и загражденной благодаря этому прикосновению отверстия к губам, истечение, называемое месячными, не происходит и, задерживаясь, вызывает опухание и боль. Если, спустившись и отклонившись в сторону, она прикасается к паху, опять-таки чувствуются боли. Если, поднимаясь кверху, она отклоняется и заграждается, то и при таком положении она через сжатие порождает болезнь. Когда женщина страдает этим, есть боль в бедрах и голове. Матка набухает и опухает; ничто из нее не вытекает, и она наполняется; наполненная, она касается бедер. Когда матка полна жидкости и растянута, она• не дает уже выхода истечению и, когда касается бедер, наступают боли в бедрах и пахах; нечто вроде шаров движется в животе, и у женщины бывает боль головы то с одной стороны, то с обеих, сообразно с условиями болезни. Нужно лечить эти припадки следующим образом: если матка только начинает продвигаться вперед и есть возможность к смазыванию, употреби что угодно из веществ плохого запаха—или кедр, или миссотон и всякую другую вещь сильного или плохого запаха; делай обкуривание, но отнюдь не паровые ванны; не надо давать пищи или мочегонного питья в течение всего этого времени, не надо делать горячих ванн. Если матка приподнята, не будучи отклонена, употребляй ароматичные пессарии, которые в то же время согревают; это—мирра, духи или всякие другие вещества, одновременно ароматичные и согревающие; они употребляются в виде пессария. Делать снизу обку-риванье винным паром, купать в горячей воде, прописывать мочегонные. Ясно, что если матка, поднявшись кверху, не смещена, то истечение происходит; но если она смещена, истечения, называемые месячными, не происходят. Эта болезнь должна быть лечима сначала паровой ванной и вот какой: бросают в вино дикую смокву, нагревают его и кладут вокруг отверстия сосуда, где согревается вино, колокинту; колокинта должна быть разрезана посредине и вычищена; маленький кончик ее должен быть отрезан, чтобы прикладывать его, как накладывают крышку на бурдюки; запах, проходя ото маленькое отверстие, достигает матки. Нужно делать обливания горячей водой; употреблять в виде пессариев согревающие лекарства. Согревающие суть те, которые среди предшествующих—месячногонны, а именно: коровий навоз, желчь быка, мирра, квасцы, галъбанум и другие подобные вещества; их нужно употреблять в количестве, возможно большем. Нужно очищать низом при помощи чистительных лекарств, которые не вызывают рвот; их дают слабыми, чтобы очищение не перешло в излишек извержения. Можно делать также, если желательно, сильные пессарии, приготовляемые таким образом: сварить наполовину мед и бросить туда те ив обозначенных в книге веществ для пессария, которые месячногонны; после этого сделать пессарии, как суппозитории, но чтобы они были длинными и тонкими. Женщина должна лежать на спине; нужно приподнять ножки кровати, соответствующие ногам больной; потом приложить пессарий и согревать его часть либо над горшком, либо над другим сосудом, пока пессарий не растворится. Если желательно, чтобы он действовал слабее, его нужно прикладывать завернутым в полотно. Если при матке, полной жидкости, отверстие опухает и причиняет аменоррею, нужно вызвать возвращение месячных при помощи пессариев и паровых ванн, как было написано, поступая так же, как при предшествующей аменоррее. Если матка, отойдя вперед, отклонится, нужно произвести возвращение месячных, как при упомянутой ранее аменоррее. Если же истечение сильно, не надо согревать ни горячей водой, ни чем другим, не надо употреблять ни мочегонных, ни расслабляющей пищи. Конец кровати со стороны ног будет приподнят для того, чтобы возлежание тела не благоприятствовало истечению; в то же самое время необходимо употребить вяжущие пессарии. Истечения на первых порах и при сильном извержении бывают кровянисты; когда же уменьшаются, делаются гнойными; истечения, называемые месячными, содержат у молодых женщин больше крови, а у пожилых—больше слизи.


Товар сертифицирован. Услуги лицензированы


Просмотров: 1294
В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.
Гость_
Антибот: Антибот
- Сайт модерируется. Из комментариев удаляются бессмысленные, оскорбительные или не относящиеся к теме обсуждения.
- При написании комментария вы можете использовать теги BB-кода (BBCode).
Список поддерживаемых тегов.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Gorodskidok.uz
Сайт разработан ООО "Norma Hamkor". Все имущественные права на сайт принадлежат ООО "GISinfo".
Адрес: 100105, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Таллимарджон, 1/1
Тел.: (998 71) 283-39-26; факс: (998 71) 283-39-23
E-mail: info@apteka.uz , admin@apteka.uz
Любое копирование материалов сайта возможно только с активной гиперссылкой на www.apteka.uz
Все товары, подлежащие обязательной сертификации, сертифицированы; лицензируемые услуги – лицензированы.
© ООО «GISinfo»; 2013. Все права защищены.